«Хотел покончить с футболом. И с жизнью». Откровения автора победного гола Евро

Герой финала Евро Эдер в интервью телеканалу SIC рассказал о тяжелом детстве, оскорблениях болельщиков и своем способе отмечать голы.

Автор: Юлия Яковлева
Источник: «Советский спорт»
V4x3 l 1440970624765
Reuters

28-летний португальский нападающий Эдер – герой финала чемпионата Европы, автор единственного гола – в интервью телеканалу SIC рассказал о тяжелом детстве, оскорблениях болельщиков и необычном способе отмечать голы.

О голе

«Мистер, не волнуйтесь. Я забью»

– Было ли ощущение, что забью в финале? Да. Когда тренер давал указания перед выходом на поле, сказал ему: «Мистер, не волнуйтесь. Я забью». Так и произошло. Когда забил, даже дышать не мог. И голос пропал от радости, и силы резко закончились…

О праздновании гола

«Я – как феникс»

– Сначала изображаю руками крылья феникса. Почему именно феникса? Потому что эта птица возрождается из пепла, как и я. Не так давно у меня был очень неудачный сезон, преследовали травмы, за год пришлось сделать три операции. Тем не менее, я смог и дальше играть в футбол на высоком уровне. А возвращаться после долгого перерыва сложно как в психологическом плане, так и в физическом. Белая перчатка, которую я надел сразу после гола – символ преодоления. Это как история моей жизни. На перчатке написано слово «Верь». Этим хочу сказать, что теперь нахожусь в мире с самим собой.

О критике

«Меня называли Конусом»

– Трудно было справиться с эмоциями, когда все ждали от меня голов, а забить никак не получалось. Одно время искал оправдания: мне не дают мяч, защита хорошо играет, вратарь поймал кураж. Обиднее всего было осознавать, что все настроены против, что болельщики не хотят видеть меня в сборной. Какие только прозвища не придумывали. Называли и Конус, и Минус один.
Я и злился, и расстраивался, и чувствовал вину. Постепенно превращаешься в человека, которого представляет себе публика. И сложно выбраться обратно. Было время, когда боялся выходить на улицу и слышать от людей оскорбления. Иногда не мог заснуть, думал, как бы хорошо начать все с нуля там, где меня никто не знает.

О детстве

«Не понимал, что делаю»

– Когда мне было три года мы с матерью переехали из Гвинеи-Бисау в Португалию. Сначала жили с ней, потом отец взял к себе. Сколько себя помню, всегда был между двух огней.
Когда переехал к отцу, дома почти не появлялся. Приходил из школы и тут же бежал играть с ребятами в футбол, возвращался уже затемно. Когда мне исполнилось шесть, отцу пришлось отдать меня в интернат где-то под Брагой. Приспосабливался, как мог, хотя я почти не понимал, что происходит. Почему родители так поступили? До сих пор не знаю, возможно, из-за финансовых проблем.
Было время, когда я не знал, что делать. Думал, что всем мешаю, даже самому себе. И хотел покончить с футболом. И, возможно, даже с жизнью. Не видел света в конце тоннеля, и не понимал, что я вообще делаю.

О родителях

«Отец сидит в тюрьме за убийство»

– Мне было 12 лет, когда отца посадили в тюрьму в Англии. За убийство моей мачехи. Он до сих пор сидит. Время от времени мы общаемся. Но отец так и не извинился за то, что оставил меня одного. Думаю, он должен был это сделать. И должен был бороться за меня.
С матерью я какое-то время не виделся. Возобновили общение, когда посадили отца. Думаю, он просто не позволял ей меня навещать. После победы на Евро мама меня поздравила, сказала, что гордится.
Есть ли счастливые воспоминания, связанные с родителями? Есть, – после долгой паузы отвечает Эдер, но не уточняет, какие именно. – Хотя их могло бы быть куда больше. Возможно ли справиться с тем, что родители отсутствуют? Мне кажется, нет. Но скучать по близким мне было некогда. Я просто пытался о них забыть.