Унаи Эмери: Каждое утро, просыпаясь, я говорю себе: «Я просто везунчик!»

Главный тренер «ПСЖ» рассказывает, как стал тренером, о своих принципах работы и почему главное – это футбольная философия.

Автор: Дмитрий Туманов
Источник: SO FOOT.com
V4x3 l 1419352396552
Gettyimages.ru

В интервью SO FOOT.com бывший тренер московского «Спартака» а ныне «ПСЖ» Унаи Эмери рассказывает, как стал тренером, о своих принципах работы и почему главное – это футбольная философия, а тактические схемы – вторичное.

- Вы сыграли только несколько матчей в Примере за «Реал Сосьедад», и всю карьеру провели в низших дивизионах. Что за игрок вы были?
- Я играл 10 лет в «Реал Сосьедад». Моим кумиром был Лопес Уфарте. Его кличка была «Маленький Дьявол». Я играл, как и он, левым нападающим и подражал ему во всем. Но к сожалению такого таланта, как у него, у меня не было.

- Сейчас вам как тренеру пригодился бы Эмери футболист?
- Не думаю. Я был очень техничный, но слаб психологически. Ноги были в порядке,  а вот голова. Я по натуре не был победителем.

- Почему? 
- Хотел хорошо играть, но не получалось. Не мог понять, что надо сделать, чтобы прогрессировать. В те времена я не был таким аналитиком, как сегодня. Иначе, думаю, в первом дивизионе сделал бы карьеру поудачнее, ведь хорошо бил с левой, да и неплохо читал игру.

- Жалеете, что карьера игрока не очень удалась?
- Какая уж есть, что жаловаться! Но опыт игрока мне очень помог в тренерском деле. Тренер, который когда-то играл, пусть даже не на высоком уровне, лучше может понять, что у футболиста на душе. Я знаю, что такое страх футболиста, стресс, все эти душевные нюансы. Тренер – это своего рода терапевт: лечит болезни, невидимые другим.

- Как игрок не состоялись, отсюда желание реализовать себя в роли тренера?
- Может быть, на подсознательном уровне… Хотя я всегда хотел стать тренером!
В 23 года уже тренировал ребятишек в моей деревне. В двадцать четырен получил начальный диплом, в  29 лет кончил обучение. Для этой профессии нужна страсть, вера и много, много энергии. Все это у меня было, но как игроку не нашло применения. Всю карьеру я только слушал, смотрел и анализировал, как играют другие. Но вот когда стал тренером, все это пригодилось.

- Сначала вы стали играющим тренером в «Лорка»… 
- Тренера только что уволили, и руководители, не долго думая, предложили мне этот пост. Потом, когда я пришел в раздевалку, ребята не могли врубиться: «А тренер то где? Заболел что ли?» «Да вот я и есть тренер!» Не простая это ситуация: вчера были на равных, а теперь по разные стороны баррикад, я – начальник.

- В чем разница между Эмери тренером «Лорки» и нынешним?  
- Команды совершенно разного уровня. У меня был стремительный взлет. И сейчас кривая идет вверх. Но ведь в один прекрасный момент все может измениться. Тренер всегда будет крайним.

- Вы готовы к такому повороту в судьбе?
- У меня принцип: никогда не строить далеко идущих планов! Никогда! Для меня самое далекое будущее – это завтрашний день. Сегодня у думаю о завтрашнем матче, после матча буду думать о тренировке. Только так. Иначе крыша съедет. Ты можешь быть героем, выиграв три матча подряд, потом проиграть столько же и стать ничем. Так чего забивать себе голову какими-то планами на будущее!

- Но сейчас вы один из немногих испанских тренеров, кто может не беспокоиться о будущем…
- Да, но каждое утро, просыпаясь, я говорю себе: «Я просто везунчик!»

- Ваша «Альмерия», перейдя из второго дивизиона в первый, на удивление легко там обосновалась…
- Я брал многое от тех команд, против которых мы играли и в третьем и во втором дивизионах. Плюс смотрел сотни матчей по ТВ. «Так, эта команда выиграла. Кто тренер? Как он тренирует? Эта проиграла. Почему?» В футболе обучаешься глазами. Я обожаю ходить на матчи других команд. Сегодня, увы, тренеры ходят на стадионы только, чтобы просмотреть кого-то из игроков. Мне же интересны, сочетания игроков, вся команда. Да мне плевать, что там какой-то полузащитник вытворяет ногами, я смотрю на комбинации, как люди атакуют и защищаются, стараюсь понять, как один игрок дополняет другого. У меня есть заметки на сотню команд. Все тренеры  достойны внимания. Я – как губка, которая все впитывает. Победы и поражения моих коллег – анализ их - помогли мне стать тренером. «Эта команда играет плохо, но выигрывает за счет того то. Другая, напротив играет хорошо, но постоянно проигрывает, потому что…» Я таким образом развил свои аналитические способности. И теперь могу вести себя, как в супермаркете: «Куплю-ка эту вещицу, она вроде ничего. И вот эту тоже – может пригодиться…»

- Вы всегда были такой живчик, как сейчас?  
- Всегда.Если есть время, иду на стадион. Или смотрю футбол по ТВ. Если есть выбор из  четырех матча, смотрю команду, которая мне ранее показалась интересной. Я установил для себя правило: если мне когда-то не понравилась какая-то команды, значит, не стоит ее смотреть во второй раз и вообще лучше стереть из памяти.

- В Испании просто победить недостаточно, надо победить красиво…
- В других странах неважно, как играли, была бы победа. Здесь же надо победить стильно.  То есть люди за свои деньги хотят получить зрелище. Если мы победим, играя обороны, пресса и болельщики всегда найдут повод для критики.

В 2008 году вы один из немногих предсказали победу Испании, хотя вы не очень-то большой поклонник «тики-така»...
- Это термин – «тики-така» – мне совсем не нравится. Никто из тренеров в мире вам не объяснит, что это такое. Это все выдумка прессы и фанатов. Дурацкий такой рекламный ход. Сборная выиграла Евро и ЧМ - вот команды Примеры и взяли ее за образец. Точно так же французские клуба пытались копировать тактику сборной Эме Жаке в 1998 году. Но стиль – это другое, это какая-то изюминка. Это то, что должно понравиться, то, что интересно смотреть. В последние годы сборная как раз нашла свой стиль. До этого, до победы в ЕВРО и на ЧМ она изо всех сил старалась найти свою игру. Но стиль и своя игра – это не одно и то же.

- Сегодня большой спрос на испанских тренеров. Раньше такого не было. Что произошло?
- Дело в том, что для нас все эти схемы футбольные – вторичное. А главное – философия игры. Если таковая имеется, все тактические схемы хороши. Но когда-то очень долго, к сожалению, превалировали схемы. Это как поставить телегу впереди лошади… Потом в Испании тренеры сейчас во всю используют новые технологии. Раньше без всего этого мы были как слепые. Сейчас в Лиге, если ты не умеешь работать с компьютером, не добываешь информацию из разных источников, не сидишь часами перед экраном, просматривая матчи, результата не добиться.

- Профессия «тренер» очень изменилась в Испании? 
- Неимоверно. Это уже не только футбол. Все гораздо сложнее. Сегодня тренеры должны быть специалистами и в психологии, и в финансах, и в вопросах питания, коммуникации, собственного имиджа. Меня лично очень интересует психология. Считаю, что это самый главный фактор в современном футболе.

- Поясните. 
- Я самоучка в этой области. В моих командах никогда не было психолога. Потому что, мне кажется, футболисты не очень жалуют этих спецов. Предпочитаю опираться на собственный опыт. Читаю много специальной литературы. Например, сейчас меня очень занимает так называемый эмоциональный интеллект. Как раз это надо знать руководителю коллектива, в котором люди разных культур, языков, воспитания.

- Почему вы считаете таким важным психологический аспект работы?
- Не хочу, чтобы у моих игроков были такие же проблемы, как у меня в свое время. Погружаться в психологию, это как писать сценарий: надо придумывать ситуации для игроков, чтобы они зримо поняли, что надо делать в той или иной. Чтобы на поле ничто не застало их врасплох. Можно проиграть матч из-за чего угодно, но только не из-за просчетов в психологии. Футбол стал настоящей индустрией. Здесь нет мелочей. Все важно. Чтобы быть эффективным руководителем, лидером, авторитетом для игроков, тренер обязан разбираться в психологии спорта.

- Психологическая работа тренера – как это выглядит на деле?
- Есть психология игрока и коллектива. Для меня важно и то и другое. Моя задача – закалить команду, обострить жажду победы, поднять дух соперничества внутри команды. Вот есть два игрока на одну позицию, я всячески завожу того, кто сидит на скамейке. Выбор делаю, исходя из того, насколько игрок может сыграть через «не могу». Чтобы попасть в состав в выходные, всю неделю он должен доказывать, что он лучше не только функционально, но и в плане характера.

- Есть тренеры, которые не считают ниже своего достоинства тесно общаться с игроками…
- Это уму непостижимо! Какой смысл в такой позиции? Никакого! Я в работе очень эмоциональный. Команда – это семья, и диалог внутри ее – это главное. Да, я принимаю решения, но нужен консенсус. Я не хочу быть диктатором. Главное – объединить 22 человека одной идеей.

- Вы стали по настоящему известны в «Валенсии». Вы пришли в клуб, когда он был в финансовом и управленческом кризисе...
- Я знал, что будет трудно, но не думал, что настолько! Вынуждены были покупать молодых игроков и продавать звезд – Давида Вилья, Силву… Но это было захватывающее испытание для меня. Помню, как раз в те дни, когда я пришел в команду, газеты писали, что тренером «Валенсии» станет Луис Арагонес. Я даже не провел ни единой тренировки, а на мне уже ставили крест! Представляешь!

- И какова была ваша реакция?
- Я позвонил президенту Виллалонга и попросил встречу. И потом пришлось шесть часов сидеть ждать, когда он меня примет. Когда, наконец, зашел в кабинет, спросил в лоб: «Я – тренер «Валенсии»? Да или нет?» Я-то знал, что имя Арагонеса в прессе появилось не просто так, нет дыма без огня. С другой стороны я только что подписал двухлетний контракт с «Валенсией»... Минут через пятнадцать Виллалонга сказал: «Да, именно ты – тренер. В доказательство давай обнимемся!» Мы так и сделали. Это его душевное движение стоило больше всех контрактов в мире.

- Этот эпизод укрепил вашу веру в самого себя?
- Да. В «Валенсии» при мне сменилось три президента и четыре спортивных директора, но я работал всегда так, как считал нужным. Для меня, раздевалка - это как убежище. «Унаи, такой-то говорит, что тебя уволят!» Да плевать, собака лает караван идет. «Унаи, такие проблемы, кризис!» Да плевать, работаем! Помнишь Санчо Панса, толстяка на осле, оруженосца Дон Кихота?

- Помню... 
- «Дон Кихот, собаки настигают, слышишь лай?» «Не обращай внимание, Санчо! Не оглядывайся, смотри только вперед!» Вот и я в «Валенсии» делал так, как Дон Кихот: только вперед, не оглядываясь! 

- Тренировать известный клуб и ту же «Лорка» или «Альмерия» - для вас нет существенной разницы?
- Принципиальной разницы нет. В «Лорке» мне говорили, что надо набрать столько-то очков, чтобы подняться во второй  дивизион. Сказано – сделано. В «Альмерии» надо было выигрывать и выигрывать, чтобы подняться в первый дивизион. Сделали и это. В «Валенсии» поставили цель попасть в зону Лиги чемпионов. Получайте! Есть давление извне и есть требовательность к себе. «Вы должны победить!» и «Я хочу победить!» Это разные вещи. Да мне и не надо говорить, что надо побеждать, я и сам это знаю.

- А игроки понимают разницу между «надо» и «я хочу»? 
- Надо, чтобы понимали. Вот сидят 25 игроков и слушают тренера. У кого-то мандраж – те всегда садятся подальше, прячутся за спины. Когда я это вижу, говорю, чтобы они пересели на первый ряд. Они должны участвовать в разговоре, говорить свое мнение. В классе школьники на задних партах – они же дурака валяют! Я знаю, сам сидел все время там – чтобы подглядывать за девчонками. Но здесь же нет девиц, так зачем прятаться! Футбол - это вечный естественный отбор. Жестокий.

- Но у игроков могут самые разные проблемы…
- Если ты в запасе – это удар по самолюбию. Это драма для футболиста. Но, как ни странно, душевные страдания тем сильнее, чем лучше идут дела у команды. Именно так. Если игрок не участвовал в поигранном матче, у него и настроение не такое подавленное, как у других. Он же ни при чем! Но я считаю такую реакцию бесчестной. И когда я делаю взбучку кому-то, важно, чтобы все остальные согласились: «Поделом!» Побеждает и проигрывает вся команда, а не часть. 

- Что такое хороший тренер в вашем понимании? 
- Тот, кто добивается от игроков большей отдачи. Хороший тренер - это доверительные близкие отношения в команде. Когда кто-то из игроков идет понурый, я скажу ему: «Приятель! Что это с тобой!» Я взъерошу его волосы: «Выше нос!» Я оптимист по натуре. Понимаешь? Если игрок идет, опустив голову, я ему дам подзатыльник. В моей команде игроки должны быть победителями, а не жертвами.  

- Кто для вас пример хорошего тренера?
- №1 – Гвардиола. Есть еще Моуринью, но в последнее время я в нем немного разочаровался, мне кажется, он проповедует вещи не совсем футбольные. Но вот в «Порту» он проделал великолепную работу. А какой великолепный прессинг показывала команда! Действовала по принципу «лучшая защита – нападение!» А вот «Интер» при нем играл действительно от защиты. Как бы то ни было, самое интересное в работе Моуринью – это то, что остается за кадром, подводная часть айсберга. 

- А чем вас так покорил Гвардиола?
- Да всем! Когда я тренировал «Альмерию», мы играли против «Барсы» Райкарда. Очень хорошая команда, но «Барса» Гвардиолы – это нечто особенное. Да, у него были звезды – Месси, Хави, Иньеста, но если нынешняя команда до сих пор сверкает, это все благодаря Гвардиоле.  

- А что скажете про Сакки? 
- Особо никогда он меня не впечатлял. Знаю про его тактику 4-4-2, про образцовый коллективный прессинг его команд. Это все есть и у команд Бенитеса. В футболе существует два способа обороны. Первый: обороняетесь, чтобы не пропустить. Второй: обороняетесь, чтобы забить. Это как раз мое. Для атаки игроки должны как можно быстрее вернуть мяч. На меня очень повлиял Бьелса. Пил с ним как-то кофе. Постоянно о чем-то думает. Такой философ.

- Но ведь и вы такой же! 
- Да нет, не претендую! Хотя если люди приклеили такой ярлык – им виднее! (смеется). О футболе говорят все, но большинство в нем ничего не смыслит. А те, кто пишет о футболе… Ну что о них сказать… Недоумки. Пишут о тактиках, стратегии, но что они в этом понимают? Ничего! Не видят разницу между философией игры и тактической схемой.  

- Что важнее? 
- Да философия игры, конечно же! Меня критикуют за то, что я часто меняю тактические схемы: «У Унаи просто нет четкого представления…» Балбесы! У меня как раз все очень четко в голове! Моя философия проста: защита нужна для атаки. А тактические схемы могут быть разные, у меня больше двадцати игроков, можно делать сотни сочетаний.

- Я правильно понимаю, для вас главное - правильно выстроить вертикаль, нежели просто играть первым номером и владеть мячом? Это ваша философия игры?
- Мои команды могут контролировать мяч две минуты, а могут провести атаку за десяток секунд. Какая разница! Главное – что в итоге. Если можно провести атаку без этих распасовок – так и надо сделать! Сборная Испании и «Барса» умеют держать мяч. Но если есть возможность провести моментальную атаку – так и делают. Хорошая система – это создание как можно больше голевых моментов. Но в матче невозможно все время только защищаться либо только атаковать. Тактическая схема – это всегда компромисс. Да, я хочу атаковать, но иной раз надо перестраховаться сзади… Невозможно гнаться сразу за несколькими зайцами. Моя тактическая схема: 70% и  30%. То есть на 70% зависит от качества моих игроков. А на 30%  - от соперника. Такая пропорция не меняется, меняются только игроки.

- А возможна ли такая победная тактика – когда сознательно отдаешь контроль мяча сопернику?
- Можно, но для победы лучше все-таки иметь инициативу. Ведь тогда меньше вероятность пропустить и проиграть. Хотя есть игроки и команды, которые чувствуют себя как рыба в воде, играя вторым номером, без мяча. Но это их дело!

- Вы любите статистику, просмотр записей матчей… 
- В играх так много всего происходит, что невозможно все заметить. Другое дело – на видео. Когда забивается гол, к примеру, я  смотрю за действиями того, кто отдал последний пас и того, кто забил. Да, эту комбинацию мы сотни раз повторили на тренировках, но почему сегодня сработало, а в прошлом матче нет? Еще интересно, что в это время делали и как располагались остальные игроки. А просто смотреть, как мы забили – это не интересно. Важны мелочи, то, что сопутствовало голу… Да, еще кое-что хочу тебе сказать. Многие тренеры любят пойти поиграть в гольф – поработать так сказать над ударом.

- Ну и что?
- Да плохо это! Если тренер хорошо играет в гольф, значит, он футболом мало занимается. Знаешь, сколько надо времени, чтобы поставить удар в гольфе? Всю жизнь будешь ставить! Да нет, это все несерьезно… Если я когда-то начну играть в гольф – это будет означать, что как тренер я кончился.