Футбол
A+ A-

Луис Суарес: Я ныряю? Да, если честно – ныряю

09.03.2017 16:30

Сенсационные признания одного из героев матча «Барселона» – «ПСЖ» – в его собственном изложении.

Если быть совсем точным, то конечно, Луис Суарес пока что держит рот на замке по поводу своего нырка вчера. Но этот нырок, не замеченный судьями, активно обсуждается, в том числе на наших страницах. Что сам нападающий говорит о манере нырять, с которой он приехал из Уругвая в Европу, на страницах своей книги, которая только готовится к печати в русском издании (попутно благодарим издательство «ЭКСМО»).

*******

В каждой стране своя интерпретация того, где есть нарушение, а где нет. В английской премьер-лиге очень много толчков и стыков в штрафной площади, которые остаются безнаказанными. Если фиксировать фол каждый раз, то будут назначаться сотни пенальти. Очень много физических противостояний. Все это принимают и уважают, но иногда защитники могут действовать так жестко, что становится страшно.

В каждой стране свой футбол. То же самое касается нырков. Симуляции – это часть культуры, как и реакция на них. Я сразу заработал себе репутацию «ныряльщика», но в Англии за все время я получил около 20 желтых карточек, из которых 15 были за протесты, за жестикуляцию, за слова, которые не должен был говорить, и за оспаривание решений. Не за нырки. За нырки я получил всего две карточки.

Я ныряю. Да, я ныряю. Люди видят это на повторах. Но иногда я чувствую, что они чаще склонны замечать это за мной, будто бы количество моих нырков было преувеличено. Признаю, иногда это меня раздражало: почему обо мне говорят как о ныряльщике? Что, другие этого не делают? Мне говорили: «Откуда тебе знать, что за нырки у тебя всего две карточки?» Что ж, на меня навесили ярлык ныряльщика, поэтому, естественно, мне нужно было их подсчитать. Я не только был уверен, что ныряю не больше остальных, меня поражало, что симуляции обсуждали даже больше, чем некоторые фолы. Я видел невероятные нарушения в матчах премьер-лиги, когда футболистов били жестоко и намеренно, видел травмы игроков, после которых они выбывали из игры на полгода и больше. Почему это никто не критикует? Это правда, что игрок ныряет, чтобы обмануть судью, но он не наносит травмы оппоненту. Думаю, я за это тоже заплатил сполна. Поскольку у меня такая репутация, дошло до того, что в тех случаях, когда был фол, его не давали, хотя некоторые нырки, которые так обсуждают, совсем, по моему мнению, ими не являются: ты падаешь, но только потому, что был фол – ты почувствовал контакт. Почему бы тебе не заработать пенальти? Иногда судья не назначает заслуженный пенальти, потому что ты устоял на ногах. Через пару месяцев ты снова видишь того же судью и споришь с ним по поводу какого-то незафиксированного нарушения, и говоришь: «Это уже во второй раз…»

А он отвечает: «А когда был первый?»

И ты рассказываешь ему. К счастью, когда ты ему обо всем расскажешь, он может спокойно ответить: «Да, ты прав». По крайней мере, он осознает, что допустил ошибку. А ты признаешь, что тоже допускал ошибки, когда обжаловал те ситуации, которых на самом деле не было. Взгляните на защитников: они всегда поднимают руки и апеллируют, даже когда знают, что форвард не был в офсайде.

На поле все происходит очень быстро, и часто у тебя даже нет времени, чтобы подумать, находишься ли ты в штрафной или нет. Ты просто знаешь, что ты находишься в той позиции, когда можешь причинить противнику неудобства. Иногда ты видишь, что защитник вытянул ногу, и ты двигаешься прямо на нее. В таких ситуациях это не всегда происходит сознательно: ты видишь возможность и стараешься ее не упустить.

Я очень хорошо помню случай, когда была симуляция в обидном ничейном матче на «Энфилде» против «Сток Сити» в октябре 2012-го. Иногда ты доходишь до отчаяния: твоя команда не может победить, ничего не получается, и в итоге ты уже готов на все. Думаешь: «Пенальти будет очень кстати». Но потом задаешься вопросом: «Как можно было там нырнуть? Защитника и близко не было». Именно так я себя ощущал после матча со «Сток» - виноватым. И потом иногда думаешь: «Я поступаю неспортивно по отношению к другой команде, хотя они не сделали ничего плохого». Правда в том, что хотя ты и переживаешь из-за того, что делаешь, но на поле все происходит очень быстро и ты просто чувствуешь, что должен сделать хоть что-то.

После игры со «Сток» мои партнеры мне ничего не стали говорить, но это сделал тренер команды-оппонента Тони Пулис. На самом деле он был прав: когда позже я увидел все в записи, я подумал: «Луис, с чего ты стал тут нырять?» Рефери не выдал мне тогда карточку, но должен был. Я ее заслуживал.

На поле мои партнеры по «Ливерпулю» тоже пытались апеллировать по поводу пенальти даже несмотря на то, что на него не было оснований. Так делают все футболисты во всех клубах. И никто ни разу не сказал мне, чтобы я перестал нырять. Партнеры знали, что я пытался нырять, чтобы получить преимущество, и принимали это. Но на тренировках я иногда нырял ради забавы, и они говорили: «Ничего не было, он как всегда ныряет!» Или нырял другой игрок, и в ответ кричали: «А ну вставай! У Суареса научился!»

Однажды Дэнни Аггер пришел на тренировку с пятилетним сыном. Я спросил мальчика, хочет ли он стать футболистом, когда вырастет, и он ответил да. В раздевалке в «Мелвуде» у нас лежат записи всех наших игр на DVD, так что я взял один из дисков и отдал ему, пошутив: «Вот, можешь поучиться».

Дэнни высказался: «Нет, нет, он хочет быть футболистом, а не олимпийским прыгуном в воду».

Многие футболисты делают это, но я думаю, что разница между нами в том, что я заработал себе такую репутацию, от которой теперь сложно избавиться. Есть игроки, которые ныряют гораздо больше меня. Кроме того, трудно измениться, как бы ты ни пытался. Должен признать, я обожаю, когда тренер противника меня критикует, а потом один из его собственных игроков делает на поле то же самое. И говорит ли он что-нибудь в таком случае? Конечно же, нет.

Подобное случилось с «Челси». Жозе Моуриньо раскритиковал меня, но 4 или 5 его игроков уже имели карточки за симуляции. Перед матчем против «Эверетона», спустя пару недель после споров о «Стоке», Дэвид Мойес жаловался, что я ныряльщик, а его капитан Фил Невилл получил в том матче желтую карточку за симуляции. Меня критикуют, ладно, но они же знают, что их футболисты тоже ныряют. Они знают, что в голове игрока стоит установка «помочь своей команде победить». После этого они должны извиниться за сказанное. Я никогда не смотрел английское телевидение и никогда не интересовался, кто про меня что говорит, но, конечно, время от времени я читаю газеты и люди пересказывают мне чужие слова, и комментарии Моейса меня поразили. К тому же он сказал об этом за день до матча, поэтому когда я забил, я нырнул прямо перед ним.

Я знал, что сделаю это, если забью. Можно жаловаться после игры, как это сделал Пулис, если я нырнул в матче с твоей командой. У тебя есть на это право. Но он жаловался еще до игры: сказал, что надеется, что игроки вроде меня не станут пытаться обмануть арбитра. Это было обидно. Поэтому я решил: «Считаешь, что я ныряю? Я покажу тебе нырок – крупным планом».

Все произошло не совсем правильно: я не хотел падать так, как это сделал. Но в итоге все получилось. Мне понравилось. Я подумал, что таким образом скажу: «Да, разговаривай после матча. Но перед матчем лучше помалкивать». Никто не знал, что я собираюсь это сделать: ни мои партнеры, ни даже моя жена.

Забавно то, что мне даже не отдали должное за гол. В итоге его записали как автогол Лейтона Бейнса, потому что мяч срикошетил от него. И все же я праздновал его как свой (и куда неприятнее было то, что мой «победный» мяч в итоге ошибочно отменили из-за положения вне игры). Софи смеялась, когда смотрела; думаю, что многие другие тоже. Даже Мойес сказал потом, что это было круто, и что он, возможно, сделал бы то же самое. Мойес встал со скамейки, чтобы сказать мне что-то, но я не мог его расслышать, потому что в тот момент прибежали мои партнеры и стали на меня наваливаться. Он нормально отреагировал после игры, пускай и сказал, что мне придется нырять перед многими тренерами, если я буду так относиться к каждому, кто обвинит меня в симуляциях.

Он мотивировал меня. Меня всегда мотивирует, когда тренер критикует меня или говорит необдуманные вещи. Я подумал: «Как можно говорить так об игроке, который пытается победить точно так же, как и ты, а тем более еще до того, как началась игра?»

Никто не тренирует нырки; ты не можешь отточить этот навык, чтобы лучше применять его во время матча. Но действительно случается, что ты видишь это по ТВ и думаешь: «Как же скверно я здесь нырнул! Нельзя так нырять в следующий раз».

Нападающий всегда старается добиться преимущества. Не люблю, когда защитники приходят со своих позиций и начинают упрекать за что-то подобное, а в следующем эпизоде, когда ты подпрыгиваешь, чтобы отбить мяч головой, они вскидывают руки и валятся на землю. Я думаю: «Вы делаете то же самое, о чем только что жаловались, и я ничего вам об этом не говорю».

Говорят, что симуляции – это черта, присущая иностранцам. Думаю, игроки из других стран просто становятся легкой мишенью – за ними больше следят. Представьте, что произошло бы, если бы я нырнул на «Олд Траффорд» ради пенальти вместо Дэниэла Старриджа в прошлом сезоне? Я не сильно беспокоюсь по этому поводу, но этим вопросом стоит задаться. В матче против «Сандерленда» Дэниэл забил рукой. Ладно, такое случается. Но если бы на его месте был я? Последствия всегда зависят от игрока. Если это английский игрок, то у меня ощущение, что СМИ пытаются его оправдать, придать произошедшему более позитивный окрас. Я привык к этому и смирился. Но если английский игрок нырнет в матче чемпионата мира и заработает пенальти, будут ли среди английских журналистов те, кто не будет этому рад? Майкл Оуэн сделал это во Франции в 1998-м. Все были счастливы, не так ли?

Говорят, что симуляции – это черта южноамериканцев. И да, действительно, южноамериканцы более авантюрные, более «живые», более активно ищут возможности для получения преимущества. Южноамериканские игроки склонны рассуждать: «Если я почувствую контакт, то я падаю». Разве это пошло из Южной Америки? Может быть. Но европейцы тоже этому научились. Даже англичане. И некоторые из них в этом особенно преуспели.

Раньше я спорил с защитниками гораздо больше, чем теперь. Они говорили:

- Не ныряй так часто.

- Но это было нарушение.

- Да, не нужно вот так усердствовать.

Я долго пытался чаще оставаться на ногах, чем раньше, в свои первые несколько месяцев в премьер-лиге, как мне приходилось это делать в Голландии. Я понял, что в Англии нарушение должно быть очень и очень явным, чтобы прозвучал свисток судьи. Иногда арбитры даже говорили мне: «Да, это было нарушение, но очень маленькое, не настолько серьезное, чтобы свистеть». Я думал про себя: «Но все же это нарушение». Но со временем я привык и понял, что чем чаще я стараюсь удержаться на ногах, тем лучше. Рефери подумает: «Ого, а он делает успехи». И тогда, когда тебя все-таки роняют, он назначает пенальти нарушителю. Он не обязательно сразу делает вывод, что ты пытаешься его обмануть. По крайней мере, в теории…

Еще помню, как Дамьен Комолли сказал мне кое-что, когда я только перешел в «Ливерпуль». Тогда люди говорили, что я постоянно ныряю, что я провоцирую, и поэтому мне не назначают штрафные. Он сказал мне: «Когда ты будешь здесь два-три года, когда тебя узнают, а ты обзаведешься какой-то репутацией, тебя будут уважать немного больше. Посмотри видео с Дидье Дрогба и сравни, какие штрафные он зарабатывает сейчас по сравнению с тем, какие штрафные он получал в начале, когда решения не выносились в его пользу. Поэтому расслабься, всему свое время, и твое однажды наступит. Забудь об этом. В долгосрочной перспективе ты увидишь, что тебе будут чаще назначать штрафные».

И это была другая теория. Но я не уверен, какая из них вернее.



Теги: суарес луис

Поделиться

Все комментарии Комментировать

Новости СМИ2
Загрузка...