«Готов научить Боярского фехтованию». Чемпион Рио хочет дать урок Д'Артаньяну

Олимпийский чемпион Тимур Сафин рассказал, как побрил тренера и почему в России у детей нет возможности заниматься фехтованием.

«Побрил тренера, потому что помнил о его обещании»

Российский фехтовальщик на рапирах Тиумр Сафин после Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, где он выиграл бронзовую медаль в личном первенстве и золотую в командном, считается одним из сильнейших рапиристов мира.

Вот и на турнире «Рапира Санкт-Петербурга-2017» он получил первый номер посева и автоматически попал в основную часть соревнований. Выиграть их ему не удалось. Как и в Рио, победил итальянец Даниэль Гароццо, а Сафин занял третье место. Но Тимур  особо не расстраивается.

– Хотел выиграть при своих болельщиках, но итальянцы сейчас очень сильны. У меня немного побаливает голеностоп, даже заморозку приходилось делать.

– Довольны ли вы уровнем организации петербургского турнира?
– Турнир очень хороший. Рад, что такие соревнования проходят у нас в России. Приятно выступать у себя на родине. Организация на высоком уровне, место для турнира идеальное.

– Вспомните свою победу на Олимпиаде в Рио. За счет чего удалось переломить ход финального поединка, когда вы уступали французам 30:37?
– За счет упорства всей команды. Мы работали до последнего укола, и каждый верил в победу. Ощущение ее близости придавало нам сил.

Когда стало понятно, что мы выиграли, была эйфория от того, что мы с ребятами завоевали это золото и достигли своей цели. Я был очень счастлив. До сих пор пересматриваю финал против французов с той Олимпиады, чтобы заново ощутить эти эмоции.

– Ваш партнер по сборной Алексей Черемисинов говорил, что запасной Дмитрий Жеребченко тогда морально заряжал команду, и не справедливо было не давать ему медаль. Вы согласны с Алексеем?
– Очень обидно за Диму. Он действительно заслужил эту медаль, но, увы, такие правила. Конечно, это несправедливо, когда человек целый день работает, помогает команде, но остается без медали. Я считаю, нужно вручать медали и запасному, даже если он не выступает.

– Как родилась идея побрить главного тренера сборной Ильгара Мамедова?
– Нам сообщили журналисты, что тренер обещал побриться налысо, если команда завоюет два золота на Олимпиаде. Я это запомнил, а когда золотых медалей стало четыре, подошел к тренеру и спросил, помнит ли он о своем обещании. Он вспомнил, а я ему отвечаю: «Ну пойдемте» (смеется). Вот так мы с Яной Егорян его и побрили.

«Пускай футболисты сами разбираются, что у них происходит»

– После такого успешного выступления фехтовальщиков на Олимпиаде государство стало больше поддерживать ваш вид спорта?
– Финансирование не улучшилось. Хотелось бы больше внимания от государства. Дети хотят заниматься фехтованием, но такой возможности у них нет, потому что нет никакой инфраструктуры. В стране не хватает залов и оборудования.

– Не обидно, что в футбол вливают большие деньги, а результата нет?
– Не мне об этом судить. Я могу отвечать только за себя. Мы всей командой честно тренируемся и работаем, а что там у них, пусть они и разбираются.

– Как произошел выбор в пользу рапиры, почему не шпага или сабля?
– Ко мне в школу пришли тренеры по рапире и пригласили меня в секцию. Я, кстати, пробовал другие виды оружия, но рапира мне как-то ближе.

– А чем рапира отличается от шпаги и сабли?
– Сабля – это рубящее оружие, а шпага чуть отличается по размеру, и колоть ей можно куда угодно. Рапирой только в торс и козырек маски.

«Навредить себе оружием невозможно»

– Тем не менее, один из самых трагических случаев в истории фехтования произошел с рапиристом. Олимпийский чемпион из СССР Владимир Смирнов погиб на чемпионате мира в Риме в 1982 году, после того как ему в голову вошел обломок рапиры. Что сейчас делается, чтобы такое не повторилось?
– В то время технологии были не настолько развиты. Сейчас оборудование и экипировка более безопасные, чем в те времена. Будем надеяться, таких случаев больше не будет. Ужасно, конечно, что такое случилось с этим великим человеком, олимпийским чемпионом.

– Сейчас часто встречаются травмы от оружия?
– Бывают царапины, порезы, но это не серьезно. Все проходит через пару дней. Если ты профессионал своего дела и аккуратно обращаешься со всем инвентарем, оружием навредить себе невозможно.

– По поводу профессионализма. Часто говорят, что в фильме «Три мушкетера» Михаил Боярский ужасно обращается с оружием и допускает много ошибок. Оцените это с точки зрения профессионала.
– У него в фильме артистическое фехтование, а у нас спортивное. Это две разные вещи. Но, если что, я готов его научить (смеется).


Теги: боярский михаил, летние олимпийские игры, сафин тимур

Поделиться

Комментировать

Новости СМИ2
Загрузка...