Ольга Раскина: Мой друг увидел акулу, плавник и спину, и она плыла ко мне…

19.05.2017 17:40

Призер чемпионата мира по виндсерфингу Ольга Раскина рассказала о том, чем грозит замес на доске, как спастись от акул, и может ли выжить в России неолимпийский вид спорта.

Большие волны, трапеция и паруса

- Каково быть лучшей виндсерфингисткой России?
- У меня своя дисциплина, а так у нас есть Стефания Елфутина, призер Олимпиады в Рио в своей дисциплине, нас больше, чем кажется (улыбается). Я занимаюсь фристайлом, это не олимпийская дисциплина. Поэтому постоянно путешествую по миру и ищу большие волны (смеется).

- В плане финансирования неолимпийским видом спорта заниматься сложно?
- Разумеется, да. У меня не было опыта принадлежности к школе, быть под крылом тренера, ничего такого не знаю. Я все время придерживалась какой-то своей линии. Когда появились спонсоры в виндсерфинге, я была очень рада, это мощная поддержка, стимул развиваться дальше, брать волны больше (улыбается). Когда начинала заниматься, постоянно работала: менеджером на станции, преподавала в школе виндсерфинга. Сейчас у меня есть свой проект – это выездные лагеря для девушек WindSerfBeauties, которым я зарабатываю. Это позволяет путешествовать и тренироваться. К сожалению, все соревнования по виндсерфингу проходят далеко от России. У нас тоже есть места, где тренироваться. Мечтаю попасть на Камчатку и другие отдаленные уголки нашей Родины, там тоже есть большие волны, и ветра бывают. Хочется не только на островах (на Маврикии, Гаваях) на серфе рассекать, но и исследовать нашу страну. Все это в планах.

- Виндсерферов мотивируют высокие волны?
- Да, есть знаковые места, куда все виндсерферы мечтают попасть. Бывают гигантские волны, где виндсерферы скрещивают пальцы за своих коллег. Некоторые уже покорили, некоторые предстоит покорить. Виндсерфинг это работа со своим собственным страхом, со своими какими-то стереотипами, гранями и т. д. Потихонечку, все выше и выше, чтобы быть лучше, чем я была вчера. Это требует подготовки и работы с задержкой дыхания, такой серьезной физической формы. Виндсерфинг это силовой вид спорта. У тебя под ногами не просто легкая доска, у тебя в руках еще и мощный парус. Когда ты едешь по волне, надо удерживать и направлять его в нужную сторону своим весом и пристежкой (трапецией). Пристегнулся и руки вроде бы отдыхают. Но когда ты на волне или делаешь прыжок, то все это держишь сам: себя и вес паруса.

- Волна может захлестнуть или накрыть. У вас все отстегивается автоматически как в лыжах?
- До того как взять волну, мы снимаем пристежку. Она нужна для того, чтобы набрать скорость и поехать Когда ты уже волну взял, на нее сел, то уже едешь без трапеции.

- Какая самая памятная волна в жизни?
- Их несколько. Самая красивая и величественная была на Маврикии, называется One Eye (с английского «один глаз», - прим. ред.). Она просто идет на рифе как бесконечный поезд. С одной стороны ты едешь по стенке, с другой тебя догоняет волна, она рушится и ты реально слышишь звуки поезда! Тебе надо от него увернуться. Падающая толща воды впечатляет.

Был еще один эпизод, когда я каталась в шторм в Анапе, там волны были совершенно другие. Когда ты не едешь и смотришь, какая красивая волна, а пытаешься побороть ее или слиться с ней и попытаться правильно ее прочитать. Волны шли отовсюду, был очень сильный шторм, дождь отовсюду заливал. Хотелось дворники включить (смеется).

Там немного другое состояние было, чем на Маврикии. Это не статика, это все динамика, но на острове она была красивая, величественная и созерцательная, а в Анапе царил хаос, хоотичные волны, везде пена, клокотание, ветер, рокот волны, капли дождя, бьющие по парусу, то есть это тоже запомнилось на всю жизнь, но были другие эмоции (улыбается).

- Ребята из команды КАМАЗ-Мастер рассказывали, что не успевают следить за окружающими красотами.
- Я думаю, что в КАМАЗе ты смотришь на навигацию и тебе важно прийти первым, а в виндсерфинге главное правильно прочитать волну. Допустим, на фрирайде ты читаешь рельеф горы, чтобы не прыгнуть с ненужной скалы или, не дай бог, не упустить лавину. На воде ты обращаешь внимание на то, где она формируется, где риф, сколько волн всего. Читаешь водную гладь, пытаешься оказаться в нужное время в нужном месте (улыбается). Если ты съехал с маленькой волны и тебя накрыло большой – месит. Один такой замес может стоить сломанного оборудования. Максимум – какая-то травма.

- Самое страшное, что с вами случалось?
- Да, было парочку неприятных замесов. Один раз выбилась из сил и очень сильно устала, меня унесло течением. Была лодка, но она не могла ко мне подплыть, потому что внутри лагуны было мелко, она была рифовой. Не могла выплыть в океан, течение держало на одном месте и крутило. Удалось выбраться через час, вообще без сил, выбросила трапецию и оборудование. Пыталась пронырнуть между волнами, и в какой-то момент это сделать получилось, повезло. Не хочу думать о том, что бы было, если бы не повезло.

Portugal is ❤️! #roxygirl

Публикация от Olya Raskina (@olyaraskina)

Акулы, талисманы, плавники

 

- Фильмы с серфингистами это обычно либо драка за волну, либо драки с акулами, которые пожирают серфингистов. Доводилось ли на самом деле драться или убегать от акул?
- Да, приходилось. Напустим страху сейчас (смеется). Все зависит от места проведения соревнований. Где-то идет в плюс то, что ты девочка – уступают волну. Иногда в минус, потому что идет большая конкуренция, и девочек всегда мало на больших и даже на средних волнах. Дай бог, если две выступают на пятьдесят мужчин. Приходится не то что драться, но хотя бы наглеть (улыбается). Если в кайтсерфинге у тебя есть очень большое преимущество, кайт высоко находится. А у нас в виндсерфинге большие волны закрывают ветер. Катер, бывает, отплывает очень далеко. Поэтому у нас есть правило в таких ситуациях друг под друга не подсаживаться, это может быть опасно. Бывает, что стоишь, ждешь, а на всех волнах уже кто-то сидит, и тебе не удается взять чистую волну. Тогда приходится брать чью-то волну или же сами пропускают. Чаще всего, происходит второе. Если же не уступают, тогда ты кричишь «Парень, ты не прав!» и он на тебя кричит в ответ (улыбается). Такие ситуации стараюсь допускать крайне редко. Веду себя на воде позитивно, посылаю всем лучи добра (смеется). Я считаю, что волна отражает твое состояние души, если ты входишь в какой-то негатив, что-то тебе не нравится, волны заняты, начинаешь злиться, то ты будешь делать ошибки. Эти эмоции негативные очень сильно тебя отвлекают от правильного прочтения волн. Ты тратишь свою энергию на злость, на то чтобы на кого-то накричать, вместо того, чтобы правильно смотреть, читать волну, и быть в нужном месте. Когда ты с улыбкой и на позитиве, все идет у тебя хорошо, и на волнах не замывает, и все нормально. Я стараюсь всем желать добра и улыбаться на волне, тогда больше шансов, что тебя пропустят (улыбается). И в жизни это работает, а в океане обратная позитивная энергия к тебе прилетает еще быстрее. Вот такая микрофилософия.

С акулами у меня был один-единственный случай, когда приятель учил кататься «на прицепе», когда водный мотоцикл на веревке разгоняют на большие волны. Мы вышли в маленький день, волны были метров шесть-семь. Приятель катается на огромных волнах на Гаваях. Он сказал: «Ничего страшного, поучу тебя на такой высоте». Не знаю, из каких соображений, но он повел меня в порт, там где стоят корабли, которые сливают отходы. Я уже потом узнала, что на всем острове Мауи это самое акулье место, но вот человек считал, что для обучения оно идеально: волна классная, все здорово!

Мне кажется, что я взяла буквально две-три волны, а там получается, что ты на одном пятачке крутишься: волну взял, тебя мотоцикл обратно завез, и так по кругу, в пределах двухсот метров ездишь туда-сюда. В какой-то момент услышала, что он мне кричит, подумала, что большая волна идет, нужно лечь на доску и плыть. Проехала по волне, плыву к нему, а он с бешеной скоростью подлетает ко мне, хватает за шкирку и бросает на шлюпку за водным мотоциклом. Строго приказал: «Держись!» и мы на всей скорости въехали обратно в гавань. Он с колотящимся сердцем сказал, что увидел плавник, спину, и акула плыла ко мне, а он наперерез ее опередил, подобрал меня и увез.

Я-то не видела, что было, а он увидел и спас меня. Непонятные ощущения, вроде бы, веришь его словам, понимаешь, что страшно, а с другой стороны сама не увидела и не испугалась.

Это было на Гаваях, а другой случай произошел в Южной Африке, я видела плавник, когда каталась, но он был достаточно далеко и не двигался. То есть акула в прибое загорала, был уже закат. Считается, что традиционно на закате и на рассвете акулы питаются, кататься в это время не рекомендуется, но серферы все равно катаются либо рано утром, либо под вечер, потому что солнышко встает и солнышко садится. Мне кажется, акула тоже наблюдала закат и не двигалась. Ее не было видно, только кусочек плавничка.

Самое забавное, что мы после этого поехали поужинать в ресторан на том месте в Южной Африке, где я видела этот плавник. Меня ребята спросили, мол, ты видела спину? Нет, говорю, только плавничок размером с ладошку. Сказали, мы тебе сейчас его покажем. Показали фотографию какой-то акулы в полном размере. Приложи, говорят, руку. Приложила и поняла, что над водой виднелась только верхняя часть плавника, на самом деле, он огромный.

- Нападения акул на серфингистов частая история?
- На нас, виндсерфереов, ни разу не нападали, потому что мы все время двигаемся и не сидим с руками и ногами в воде. В принципе, это огромное преимущество, потому что, во-первых, на волны ты разгоняешься не заранее, а у тебя есть время сориентироваться и подумать. Плюс вот эта скорость дает тебе возможность выпрыгнуть и сделать какой-то трюк, дает какое-то новое измерение. А просто на серфе ты как котик в воде, как тюлень, начинаешь там внизу болтаться. Поэтому на них нападают, но не везде. Есть страны, где такое часто случается, есть страны, где таких историй вообще никогда не было. Сейчас, на удивление, технологии уже идут вперед, и есть браслеты от акул. У меня есть два таких (улыбается). На воде, правда, мы их еще не пробовали, дома лежат. Есть гидрокостюмы с дизайном доски, все это размывает акулам обзор. У них отличный слух и обоняние, но со зрением не очень . Когда акула подплывает наверх, полоски на доске расположены в одну сторону, а на гидрокостюме в другую. Акула видит непонятное размытое пятно. Браслет оказывает отпугивающий эффект, посылая звуки, которые человеческое ухо не воспринимает. Мы его не слышим, а для морских обитателей это очень неприятный звуковой сигнал. Из-за него акула обходит стороной место, где катаются серферы. У меня есть приятель в Южной Африке, водный фотограф. Он говорит, что без этого браслета не может, чуть ли не по улицам с ним ходит, в воду только с браслетом. Снимает из воды все время и как лягушка там плавает. До появления браслета он часто видел акул достаточно близко. Выходил на берег сразу же, раз в пару месяцев какой-то любопытный плавник к нему подплывал. Сейчас с браслетом никого нет, он реально работает. Мы с мужем купили их себе, муж тоже увлекается водной фотографией. Пока почему-то не пробовали эти браслеты.

- Что у вас на цепочке?
- Это плавничок от доски.

- Это какой-то талисман? Есть ли вообще в виндсерфинге талисманы или суеверия?
- В Южной Африке очень много примет, на которые ты смотришь. Например, если ты катаешься и приходит стая дельфинов, несколько котиков, лучше сразу выйти из воды, потому что возможны за ними придет хищник.

Потом, как рассказывает все тот же водный фотограф, если происходят какие-то аномальные погодные условия, как на Гаваях, когда в сезон дождей все реки стекаются в океан и вода становится очень мутной, происходит очень много нападений акул. Когда вода грязная, акулы бросаются почти на все, что в воде плавает.

Очень внимательно следим за погодой. Еще в ЮАР есть специально обученные люди, шаркспоттеры, которые сидят с биноклем и если вдруг видят где-то далеко плавник, они включают сирену. Единственное – нужно знать о ней, потому что она очень похожа на нашу пожарную. Услышав ее, все ломанулись на берег, а мы с подругой плавали и смотрели где пожар (смеется). Поняли ситуацию, когда нам с берега жестами начали показывать «плавничок» и «челюсти», тогда быстро выплыли, чуть доска не задымилась. Шаркспоттеры это обычные спасатели, которым доплачивают за очень важное и нужное наблюдение за морской жизнью.

Ветра, волны, паруса

 

- Как попасть в виндсерфинг?
- В России сложился стереотип, что виндсерфингом занимаются богатые немолодые мужчины, которые купили себе двенадцатиметровый огромный парус, фактически маленькую яхту собрали, и на болоте, без ветра, стоят.

Оборудование действительно дорогое, но очень большая разница между б/у оборудованием, которое стоит не дороже сноуборда, и новым оборудованием, которое реально стоит космических денег.

В России есть много мест, где можно учиться виндсерфингу. В частности, в Москве в Пирогово, Завидово, Строгино. В Питере, Сочи, школы есть. В Анапе одна из старейших российских школ, где можно брать оборудование напрокат. Я считаю, что самое главное на первом этапе это не брать оборудование у друга в стиле: «Я все понял, я на тебя посмотрел, сейчас я тоже поеду». Тогда ты просто разочаруешься, нападаешься, выпьешь десять литров воды, к примеру, и ничего не поймешь. Главное, первое базовое обучение пройти с инструктором в школе или в группе или индивидуально, но самое начало, буквально одна-две недели, это то время, когда тебе нужно будет поменять очень много оборудования. Начать с огромной плавучей баржи объемом в 220 литров, с маленького паруса, просто чтобы понять как это все работает. И потом уже уменьшать доску, увеличивать парус, чтобы появилась скорость, появилось ощущение полета над водой, мы называем это глиссирование, когда ты уже быстро едешь. Потом один из этапов это одеть пояс, чтобы разгрузить руки и расслабиться, трапеция называется. Дальше уже идет катание в петлях, нормальное глиссироваие и быстрая езда. Ничего не знающий о виндсерфинге человек может за одну-две недели научиться ездить, если каждый день будет ветер. Поэтому я со своими лагерями стараюсь выбирать максимально ветреное время и место, чтобы поехать с лагерем учиться. Понимаю, что в Москве и Питере можно месяц сидеть и ждать, дождаться одного дня, загореться желанием, а потом опять на месяц потерять навык и мотивацию. Поэтому целесообразно съездить на неделю в Турцию или Египет, который является меккой виндсерфинга. Это фактически единственное месть на Земле, где круглый год дует ветер. Очень много сезонных мест, та же Москва или Питер, два месяца в году чуть-чуть подуло, потом ничего. Египет уникален тем, что там всегда тепло. Если нет регулярного ветра, есть термический, место классное.

- А в Анапе как с ветром?
- В Анапе неплохо. Анапа тем и хороша, что там ветра могут дуть с разных сторон: на берег, с берега или вообше сбоку. Она открыта всей розе ветров и там очень много кто обучается. Олимпийская сборная, если не ошибаюсь, тренируется именно там. В Анапе классно. Летом ровный и мягкий хороший ветер, зимой уже серьезные шторма появляются, там ребята тоже круглый год катаются.

- Крым теперь наш. Как там с ветром?
- В Крыму супер, на самом деле. Я была там полтора года назад, но была беременная и поэтому не каталась, хочу вернуться туда. Место классное. На Казантипе две бухты (Русская и Татарская). Если ветер в одну сторону дует, одна бухта работает, если в другую – вторая. Просто фантастическое место. Мне кажется, облюбовали его давно и российские кайтеры, и виндсерферы. У нас сплоченное комьюнити, если кто-то гле-то замечает хорошие волны, все сразу едут туда. В Крыму у виндсерферов гладкая вода. Но пересек полуостров – на другой стороне уже волны. Мы гоняемся за волнами (улыбается).

Бегать уже могу, серфить совсем скоро. @roxy_russia #popsurf

Публикация от Olya Raskina (@olyaraskina)

- Виндсерфинг это спорт или удовольствие?
- Это спорт, который дарит удовольствие. Для начала занятий специальная физическая форма не нужна. Любой может попробовать, оборудование очень разнообразное, даже дети или пожилые люди могут покататься и встать на доску. Очень большой диапазон парусов и досок, но когда ты уже катаешься профессионально, нагрузки просто невероятные. Тем более сейчас уже такая тенденция в виндсерфинге, кататься в передоз. Передоз это когда у тебя есть самый маленький парус и тебе его очень много. Смысл кататься так в том, что выше вылеты, можно сделать не одно сальто, а два. Тебя просто перекручивает на второе. Сейчас, допустим, фристайл настолько технически ушел вперед, что он суперзрелищный, но очень-очень опасный. Люди на грани своих возможностей катаются. Трюки настолько стали сложные, не как раньше просто с одной рукой проехал, улыбнулся и прыгнул, а сейчас, вставив капу в зубы, делаешь двойное сальто. Я про ребят рассказываю, у девочек чуть-чуть поспокойнее. Иногда пробуешь тройное сальто, что акробатически очень сложно. Когда ты приземляешься на доску или что-то не докручиваешь, ноги в петлях, очень высокий риск травмы. Опять-таки рассказываю про профессиональный спорт, это очень серьезно. И физически, и ментально, нужно быть готовым к этим вращениям в разных плоскостях. А удовольствие, безусловно, получаешь, особенно доставляют волны (улыбается). Волны – это очень красиво. Виндсерфинг на гладкой воде классный, ты уезжаешь куда-то, разворачиваешься, смотришь, а утебя уже вся картинка поменялась. Все время, когда катаемся, смотрим по сторонам, и радуемся каждому дню, проведенному на воде.

- Возможно ли совмещать виндсерфинг с семейной жизнью? Ведь он сопряжен с постоянными разъездами.
- Мне в этом плане повезло, мой муж профессиональный водный фотограф. Он также, как и я, без ума от виндсерфинга, и от подводной фотографии, нереальный фанат этого дела. Конечно, когда я выхожу кататься, ему хочется со всех ракурсов меня снять. И в воду запрыгнуть, и квадрокоптер запустить, потом через какую-нибудь травку это все сфотографировать. Он постоянно придумывает новые ракурсы, новые идеи. Нам проще вместе путешествовать, мы поддерживаем друг друга. Он везет с собой свою гору оборудования, я свою. Теперь у нас появился сын, у него свое оборудование: игрушки, коляски и прочее (улыбается).

Недавно вернулись из Южной Африки, и там была умилительная картина. Я катаюсь, а Кирилл, мой муж, одной рукой укачивает сына в коляске, он спит, а второй рукой держит штатив и гигантский объектив, чтобы меня снимать. Жизнь становится другой, но мы по-прежнему маньяки своего дела. Не хочу сказать, что это легко, какие-то моменты бывают и сложные, но это очень интересная жизнь. Мы путешествуем, как цыгане со своими чемоданами, чехлами, но, мне кажется, сыну классно, что мы летаем в теплые страны. Он голый бегает, с игрушками в песке ковыряется, замки строит, муж фотографирует меня и других спортсменов, развивается в своей деятельности, а я тем временем тренируюсь или соревнуюсь.

- Такое понятие как дом вообще существует?
- Да, мы в Москве живем. У нас там база, все перемещения осуществляются оттуда, и спонсоры тоже там.

- В кайтсерфинг не думали податься?
- Я пробовала и училась им заниматься. Но когда дует ветер, мысли только о том как правильно подставить под него парус. Кайтерам гораздо проще, потому что кайт выше, больше ветра цепляет и когда идет волна, ты на кайте можешь подтянуться и взлететь над ней, а виндсерферы проходят ее в лоб. Ты должен подпрыгнуть, а если ветра нет, то просто выжить (смеется). А на кайт перейду только лет через тридцать, в старости. Надеюсь, какйтеры на меня не обидятся. Они сами понимают, что виндсерфинг гораздо сложнее. Когда мы расчехляем свои чемоданы, они хватаются за голову. 



Теги: сноуборд

Поделиться

Все комментарии Комментировать

Новости СМИ2
Загрузка...