Борис Майоров: Не догнать нам Канаду! Потому что главный завет Тарасова забыт

На встрече с болельщиками в Музее хоккея легендарный капитан «Спартака» и сборной Борис Майоров жестко высказался на очень серьезную тему.

Автор: Дмитрий Пономаренко
Источник: «Советский спорт»

На встрече с болельщиками в Музее хоккея легендарный капитан «Спартака» и сборной Борис Майоров жестко высказался на очень серьезную тему.

ФХР и Музей хоккея продолжает славную традицию, начатую в нынешнем сезоне – поближе знакомить российских болельщиков с великими мастерами прошлого. В пятницу на встречу со своими поклонниками пришел легендарный спартаковец, двукратный олимпийский чемпион Борис Майоров.

«ЖАЛКО СЕГОДНЯШНИХ ДЕТИШЕК»

Началась встреча с показа видеороликов с уникальными кадрами становления хоккея. Один был посвящен «Спартака», где Майорова, как капитана красно-белых, публика после каждого матча заваливала букетами цветов. Второй – его решающим матчам за сборную Советского Союза…

– Это 63-й год, Стокгольм. А это уже 64-й, Олимпиада в Инсбруке, – улыбаясь комментировал мелькающие на экране кадры Борис Александрович. – А это нас встречают на Ярославском вокзале. Почему у меня сразу два Кубка? Так один за чемпионат мира, а другой за Европу…

После просмотра кинохроник началась по-настоящему дружеская беседа. Майоров – отличный рассказчик. Благо, что современной публике он известен не только, как великий игрок и грамотный тренер, но и как профессиональный спортивный комментатор.

Первый же и вроде бы совсем вопрос от одного из самых юных болельщиков: «Почему вы начали заниматься именно хоккеем?» в устах Майорова обернулся очень серьезной темой.

– Вы знаете, меня и брата в хоккейную секцию привел товарищ, когда нам было уже по 14 лет, – рассказал Борис Александрович. – Причем это был хоккей не с шайбой, а с мячом! А в канадский хоккей я начал играть впервые только года через четыре. Ну, может, 17 лет мне было. Помню, что на свою первую тренировку целый час одевался. Потому что понятия не имел, куда и как всю эту защиту на себя приспособить.

Мне сейчас пятилетних детей, которых родители тащат в секцию на тренировки в шесть утра искренне жаль! Ну зачем ребенку в таком возрасте обязательно заниматься под руководством тренера? Да пусть он это время, которую на дорогу до секции тратит, лучше побегает и попрыгает. Физически себя разовьет. Всегда говорю: я не воспитанник спортшколы «Спартака». Я воспитанник своего двора в «Сокольниках». Все основным хоккейным наукам я учился там, в дворовых ледовых битвах с такими же пацанами. Там и на коньках кататься умел неплохо, и клюшкой владеть, и в обводку идти, и голы забивать.

«НАДО ИГРОКОВ РАСТИТЬ, А НЕ КОМАНДЫ»

…Тема развития детского спорта в нашей стране всплыла и еще раз, когда Майорову задали вопрос на гораздо более злободневную тему:

– Почему мы в последнее время постоянно проигрываем канадцам на серьезных турнирах?
– Нам с Канадой в принципе тягаться трудно, – честно ответил Майоров. – Там хоккей – это религия. Вы в Канаде ни одной семьи не найдете, чтобы кто-то из мужчин в хоккей не играл, а женщины за них не болели. А теперь они уже и сами клюшки в руки взяли. 3000 катков с искусственным льдом. Везде создаются команды, идет отсев игроков, и из огромной массы лучшие из лучших попадают в НХЛ.

У нас нет такого. А главная проблема в том, что у нас с самого детского возраста начинают готовить команды. Это вместо того, чтобы игроков растить! Но детским тренерам с их небольшой зарплатой это не нужно. Им с юных лет конкретный результат в турнире подавай. Потому что первое место – повод пойти к начальству и потребовать прибавку к жалованью. На каждом совещании в ФХР говорю об этом. У нас ведь и юношеские, и взрослые команды только играют. Спрашиваю у наставников – как тренируетесь между матчами? Отвечают: только велосипед крутим? Вот потому у нас ничего выдающегося после Малкина и не выросло за десять лет. Потому что великий Тарасов твердил: «Мастерство растет только через огромный объем проделанной на тренировке работе!»

В заключение у знаменитого спартаковца спросили:

– На кого он хотел в детстве быть похожим?
– Ни на кого, – сразу отрубил Майоров. – Копия всегда хуже оригинала. Разве можно представить, что Харламов или Мальцев кого-то напоминают? Это уникальные игроки! А если бы я хотел быть, к примеру, вторым Всеволодом Бобровым… Ничего бы из меня и не вышло!