Михаил Девятьяров: С корейцами общался с помощью гугл-переводчика

Российский специалист, поработавший со сборной Кореи, дал интервью «Советскому спорту».

Автор: Юрий Волохов
Источник: «Советский спорт»
V4x3 l 1447085228566
Михаил Девятьяров, Федерация лыжных гонок России

Знаменитый в прошлом лыжник, а ныне тренер Михаил Девятьяров год проработал в Корее со сборной этой страны. По возвращении российский специалист дал интервью «Советскому спорту».

«НЕ ХОТЕЛ ЕХАТЬ В КОРЕЮ»

- Год назад вы трудились вторым тренером в спринтерской группе сборной России, которую возглавлял Юрий Каминский. И вдруг такая резкая перемена. Почему?
- Честно говоря, сам не думал, что окажусь в Корее. Весной пошлого года Юрий Михайлович Каминский ездил в Корею с группой спортсменов на соревнования, я не поехал. Там к Каминскому подошли люди из ассоциации лыжных видов спорта Кореи, попросили подобрать им какого-нибудь специалиста.

Каминский в первую очередь, ко мне обратился, потому что перспективы у нас были не лучшие. Уже объявили, что будет сокращение команды. Я и он чувствовали, что, видимо, мне придется оставить пост второго тренера.

- Получается, предложение поступило вовремя?
- Он приехал, рассказал о предложении корейцев, а я ни в какую - незнакомая страна, да и главным не очень хотел быть.

- Но все же согласились?
- Подумал, подумал и дал согласие. Но даже после этого долго сомневался, надеялся: может, не утвердят, может, не придется ехать. Потом позвонили и сказали, что меня утвердили на должность старшего тренера женской и мужской команд. Тут уже что думать - надо ехать.

- Какие задачи корейцы перед вами поставили?
- Поднять уровень лыжников Кореи, чтобы достойно выступали на международных соревнованиях.

- Про медали на домашней Олимпиаде речь шла?
- Исходя из результатов команды, конечно, нет. Руководители федерации трезво оценивали уровень своих лыжников. Достаточно было открыть протоколы Кубка мира - корейские фамилии там в самом конце.

- Когда увидели своих новых подопечных, не было мысли: куда я попал?!
- Признаться, был немного ошарашен. Когда я приехал, утром построили команду. Смотрю на них: какие же они все разные! Если российскую сборную построить – все атлеты, ребята и девчонки крепкие, мускулистые. А тут – один высокий, другой низкий, приземистый, плотный, четвертый в очках, вылитый студент-отличник. Вдобавок, возрастной разброс у команды очень большой – от 18 до 35 лет.

Потом на тренировку вышли, поехали на роллерах кататься, вижу, что движения они выполняют довольно неплохо. Беговая тренировка была – вместе с ними пробежался, показал имитационные упражнения, они начали все это выполнять, в принципе, все схватывали быстро.

«ЛИДЕРУ ЖЕНСКОЙ СБОРНОЙ 35 ЛЕТ»

- Когда руководители федерации смогли воочию увидеть, как вы подняли уровень?
- Самые главные соревнования этого сезона – это Азиатские игры, которые прошли в Японии 20-27 февраля. К команде присоединился Магнус Ким, норвежский кореец: отец у него норвежец, мать – кореянка. Магнус постоянно живет в Норвегии, там тренируется, выступает за местный клуб. В Корею приехал в середине января для подготовки к главному старту сезона - Азиатским играм.

В прошлом году он стал чемпионом Всемирной юношеской Олимпиады, на юниорском первенстве мира был вторым. На него возлагают в Корее большие надежды.

- Как Ким на Азиатских играх выступил?
- Выиграл золотую медаль в спринте, серебряную в классической гонке и ребята завоевали бронзу в эстафете. Магнус бежал последний этап, но ребята передали ему эстафету третьими, с отрывом 17 секунд, ему нужно было просто удержать третье место, отрыв от лидера был большой.

- Как в женской сборной с лидерами дело обстояло?
- Там лидер Ли Че Вон, хотя ей уже 35 лет. В Японии на Азиатских играх она завоевала две серебряных медали, плюс в эстафете девчонки были третьими. Причем бронза – целиком заслуга Ли Че Вон. Она на последнем этапе с четвертого места отыграла 40 секунд. Еще одна наша девочка завоевала бронзу в спринте. Ну и я считаю главным успехом выступление спортсменки на недавнем этапе Кубка мира в Пхенчхане. Ли Че Вон впервые в истории лыжных гонок Кореи поднялась на столь высокое 12-е место в скиатлоне. Да, можно сказать, что туда не все сильнейшие приехали, но она обыграла спортсменок, которые входят в двадцатку сильнейших на Кубке мира.

- Ваш контракт сопоставим с контрактами тренеров в России или Норвегии?
- Мне предложили стандартный европейский контракт. Норвежцам наверняка больше платят.

- Восточный менталитет сразу почувствовали – уважение к тренеру?
- Это да, этого у них не отнимешь. После каждой тренировки там принято говорить тренеру «спасибо». Все выстраиваются и благодарят. Кто-то один, как правило, лидер, начинает говорить, все остальные подхватывают. И обязательно нужно головой кивнуть – кивком головы и приветствуют и прощаются.

- Общались через переводчика?
- Помогал мне Владимир Иванович Ли, который сейчас живет в Магадане. Он родился и вырос в Приморье в корейской деревне, где в те времена существовали корейские школы, поэтому в совершенстве владеет корейским языком. Но он помогал мне всего месяц.

- Что случилось?
- В федерации решили, что этого достаточно. Но думаю, дело в элементарной экономии.

- Как же вы работали?
- Со своими двумя помощниками, корейскими тренерами, верстали перспективные планы подготовки, обсуждали каждую тренировку. Все с помощью гугл-переводчика. А тренеры это доносили до спортсменов.

- Вы тренировались только в Корее?
- Летом в Корее, в августе-сентябре уезжали на целый месяц в Новую Зеландию, там в это время зима. В октябре поехали в Россию – в Алдан, в Якутию, где уже к тому моменту был снег. Две недели тренировались в знаменитом Лыжном Центре совместно с командой Юрия Каминского, где нам предоставили самые лучшие условия и уже оттуда улетели в Финляндию. С нашими биатлонистами не пересекся, они все время в России тренировались. Тимофея Лапшина увидел только в феврале в Альпенсии (один из городов уезда Пхенчхан. – Прим. ред.), где он тренировался и ожидал получения корейского гражданства.

- Не собирается обосноваться в Корее?
- Никто из ребят об этом не думает, они сохранили российские паспорта. А корейское гражданство приняли только ради продления спортивной карьеры.

- Говорят, олимпийская трасса в Пхенчхане очень сложная.
- Действительно сложная, особенно для спринтеров, - равнинных участков практически нет, разве что начало пологое, но потом крутизна подъемов лишь увеличивается. Два подъема очень крутых, потом спуск, разворот и еще один подъем. В прошлом году он был меньше, его в этом еще увеличили, а после него сложный спуск, поворот достаточно резкий и короткая финишная прямая – отыграть что-то на ней практически нереально. Высота? Порядка 700 м над уровнем моря.

- Какая в Пхенчхане погода в феврале?
- Проблем с погодой быть не должно. По ночам достаточно холодно – доходит до -15 градусов. Днем, конечно, оттаивает, но там достаточно пушек для того, чтобы делать искусственный снег. Если и пригреет солнышко то ближе к обеду, к вечеру уже заметно холодает. А все соревнования по лыжам и биатлону запланированы на вторую половину дня.

«ПРЕСТИЖНО ИМЕТЬ БМВ ИЛИ «АУДИ»

- Вам снимали квартиру?
- Мне предлагали поселиться в квартире, но я предпочел жить в гостинице. Мы базировались в Альпенсии, это альпийский городок, там гостиницы европейского типа. Рядом горнолыжные и санно-бобслейная трассы.

- Но машину-то наверняка выделили?
- На команду дали два микроавтобуса, этого хватало. Я везде ездил с командой. С утра загрузились, поехали на тренировку, когда возвращались, обычно останавливались поесть в кафе.

- К местной кухне быстро привыкли?
- Что они дают, ем нормально, проблем нет. Там еще много всяких консервированных трав и закусок со специфическим вкусом. Они бесплатные, это, как раньше у нас - хлеб и горчицу давали бесплатно. Вот у них также с этими травами. Если закуски заканчиваются - тут же еще несут.

- Автомобили в стране в основном корейские?
- Да, машины местного производства в основном, но они очень уважают европейские марки. Престижно иметь БМВ или «Ауди».

- Кто может позволить себе такие авто?
- Средний класс. Мои помощники, корейские тренеры, оба ездят на иномарках. Один у отца взял БМВ, второй подержанную купил.

- Чем в свободное время занимались?
- Фильмы смотрел, поначалу язык изучал, слушал аудиоуроки. Но язык очень сложный - забросил. Летом между сборами все спортсмены по домам разъезжались, я садился в наш микроавтобус – и на море, в Каннын. До него 30 минут езды.

- Ваш контракт закончился?
- Контракт у меня на два года, по схеме 1+1. В мае соберется совет лыжной федерации, и там уже будет решать – продолжать со мной сотрудничество или нет. Может, скажут, что тренер им больше не нужен, - смеется Михаил.