Владимир Шишкин: В бою с Мохаммеди преобладали эмоции. Я психовал - Советский спорт

Матч-центр

  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Крузейро
    Коринтианс
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Парана
    Атлетико Минейро
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Шапекоэнсе
    Ботафого
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Баия
    Сеара
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Фламенго
    Сантос
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Сан-Паулу
    Гремио
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Спорт Ресифи
    Витория
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Палмейрас
    Флуминенсе
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 00:00
    Интернасьонал
    Америка Минейро
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Нью-Йорк Айлендерс
    Ванкувер Кэнакс
    0
    0
  • Суперсерия Россия U20 - Канада U20
    начало в 03:00
    Канада QMJHL
    Россия U20
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Нью-Джерси Дэвилз
    Питтсбург Пингвинз
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Филадельфия Флайерз
    Флорида Пантерз
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Баффало Сэйбрз
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Детройт Ред Уингз
    Аризона Койотс
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 04:00
    Миннесота Уайлд
    Вашингтон Кэпиталз
    0
    0
  • Бокс27 октября 2018 18:00Источник: «Советский спорт»Автор: Усачев Владислав

    Владимир Шишкин: В бою с Мохаммеди преобладали эмоции. Я психовал

    Российский боксер второго среднего веса Владимир Шишкин рассказал о победе над фразузом Наджибом Мохаммеди.

    Напомним, что бой Шишкина с Мохаммеди прошел в Екатеринбурге 13 октября и завершился победой россиянина нокаутом в десятом раунде.

    – Наджиб Мохаммеди – соперник уже в восьмом бою в карьере. Быстро согласились? Волновались?
    – Конечно, волновался, но раз я поставил себе цель стать чемпионом мира, другого пути нет. Тем более что я занимаюсь любимым делом. Дал согласие быстро, потому что победа могла стать большим рывком в моей карьере.

    Инициатива исходила от него?
    – Точно не знаю. Мне этот бой предложила компания «Патриот» и Владимир Хрюнов. Инициатива точно не исходила от меня, но согласился не раздумывая.

    – Вы наверняка не раз видели Мохаммеди. Какое впечатление он на вас производил? Было ли ощущение, что он вам по зубам?
    – Видел много. И такое ощущение было. Но многое изменилось во время боя. Я понял, что не был готов ко всему. Я тренируюсь в Серпухове и там большинство боксеров – любители. Профессионалов почти нет. В итоге в поединке узнал для меня много нового о ближнем бое, клинчах, захватах. Он мне и на ноги наступал. Я впервые с этим познакомился в профессиональном боксе.

    – Как реагировали?
    – Психовал.

    – В чем это проявлялось?
    – Например, получаю удар по затылку и не понимаю, нарочно ли это сделано или нет. Смотрю на рефери, он не реагирует. Будто ничего и не было. Меня это раздражало. Поэтому я сам начинал действовать грязно.

    – Был ли такой момент, когда вы думали, что бой уходит из ваших рук и когда поняли, что победа уже у вас?
    – Было. С четвертого раунда он завладел инициативой. В углу мне советовали действовать в своей манере, но я не мог. Преобладали эмоции, я попросту тратил энергию. Как уже сказал, психовал. Потом удалось собраться и адаптироваться к его манере к седьмому раунду. И я уже понимал, что закончу бой досрочно. Желание нокаутировать было, и я к этому шел.

    – Мохаммеди отличается в плане скорости или силы удара от боксеров, с которыми вы встречались ранее?
    – Удары у него не такие сильные. Но он – быстрый. У него много маневров, много обманных движений. Умеет очень грамотно прихватить, придержать. Я с таким вообще не сталкивался. Европейские боксеры порой очень невзрачные, но эффективные. Они более профессионально готовятся, чем наши боксеры. То есть у нас сейчас все единоборства развиваются, но пока мы отстаем.

    У вас теперь титул WBA Continental, у Андрея Сироткина – WBA Intercontinental, у Федора Чудинова International. Вас будут сводить друг с другом?
    – Это скорее вопрос к промоутерам. Не знаю, готовы ли они такой бой организовать. Возможно, стоит подождать еще пару боев, когда мы станем более известными. Тогда бой будет интереснее.

    – Но вы занимаетесь в одном зале с Чудиновым. Вас не напрягает сам факт боя с ним?
    – В данный момент мы не занимаемся в одном зале. Он проходил последнюю подготовку в США с Абелем Санчесом. До этого он готовился с Эдуардом Кравцовым. Но если придется боксировать – я готов.

    – Мохаммеди – это известное имя в боксе. Наверное, период «мешков» для вас закончен. Есть ли понимание, какие соперники будут в будущем?
    – Согласен. Меня интересуют поединки с боксерами, которые находятся выше меня в рейтинге. Это и интрига для болельщиков и интерес для меня. Мне нужно расти как боксеру. Я не исключаю боев с теми, у кого много поражений, но тогда они должны быть какими-то нестандартными боксерами – высокорослые или левши. То есть те, с которыми неудобно боксировать и можно чему-то научиться.

    – После победы над Рикардо Майоргой Андрей Сироткин сказал, что его в родном Нижнем Новгороде узнавали целых четыре дня. Сколько длилась ваша слава?
    – Нисколько. Разве что в зале поздравили.

    – Вы должны были боксировать с Сироткиным на андеркарде финала Всемирной боксерской Суперсерии. Но Андрей получил травму. Я считаю, что ваш поединок мог стать самым интересным на разогреве. Вы оба опасные боксеры. Но каждый из вас рисковал очень многим. Поражение отбросило бы вас далеко назад, а победа по большей части ничего бы не принесла. Почему же согласились на бой?
    – Причина проста. Он был выше меня в рейтинге. Победа над ним позволила бы мне сделать большой шаг вперед. Андрей – хороший боксер. Нестандартный. Умеет двигаться, сушить бой, меняет стойки. Левша.

    – Две недели прошло после боя с Мохаммеди. Восстановились?
    – Да. В среду сняли швы. У меня была сечка. Потихоньку тренируюсь, плаваю в бассейне, делаю гимнастику.

    – Сироткин на этой неделе боксирует в Англии против местного боксера Джона Райдера. Объективность британских судей уже давно стала поводом для шуток. У Андрея нокаутирующего удара нет. Победить в Англии по очкам возможно?
    – Возможно. Он хорошо двигается. Если будет заставлять соперника явно промахиваться, англичане отнесутся с пониманием. Они любят бокс, но нужно явное преимущество.

    – А сами были бы готовы подраться в Англии с Каллумом Смитом или Джорджем Гроувзом? Бросите вызов?
    – Стиль Мохаммеда Али – не мой. Я не кричу, что всех порву на британский флаг. Но бои со Смитом и Гроувзом мне интересны. Тем более в Англии. Там любят бокс. Можно хорошо заработать и сразу прославиться. Смит или Гроувз – неважно. Можно и с Крисом Юбенком.

    – Допустим, вам поставило такое предложение – через три месяца Юбенк. Что ответите?
    – Сначала посоветуюсь с тренером. По внутренним ощущениям, я буду готов к титульному бою через два-три поединка.

    – Тренер вас чаще критикует или хватит?
    – Он критичен. По тому же бою с Мохаммеди был разбор полетов. Ошибок хватало. Я был закрещен, у меня голова поднималась, когда бил джеб, проваливался на левую ногу, в клинче не работал… Хватало, в общем.

    – Сколько лет вы занимаетесь боксом?
    – С 11 лет. У меня была любительская карьера. Часто был в призах на чемпионате России. Выполнил норматив мастера международного класса. Мне его дали за победы в Кубке нефтяных стран и в турнире в Венгрии.

    – В сборной России были?
    – Все время в запасе. Был предоставлен сам себе. На меня по-настоящему не рассчитывали. Вместе со мной в запасе был Дмитрий Бивол. Вы как раз выступали в одном весе – до 81 килограмма. Ему тоже не давали дороги, хотя он спокойно мог поехать на Олимпиаду.

    – Бивол изначально ставил себе задачу – стать профессионалом. А вы?
    – Была такая мысль. И на бокс я пошел, потому что смотрел бои Мохаммеда Али, Майка Тайсона, Роя Джонса. Можно сказать, что перед сном всегда видел себя на ринге. Другое дело, что не было возможности, связей. Не знал, к кому обратиться. Как представилась возможность, сразу согласился.

    – Сергей Воробьев сказал, что ему тоже нравился Рой Джонс и свой первый поединок он провел в его стиле. Позже когда он бой пересмотрел, ему было за себя стыдно. Что-то подобное у вас было?
    – Да. Меня часто сравнивали с Роем Джонсом, когда я был маленьким. Мне это нравилось. Когда перешел во взрослый бокс начал пропускать удары и уже руки держал высоко.

    – Есть ли сейчас такие кумиры, у которых чему-то можно научиться? Перенять какие-то элементы?
    – Да. Допустим, передвижение ног Василия Ломаченко. Работа передней рукой. Теренс Кроуфорд очень импонирует. Впечатление, что он умеет все. Его последний бой с Хосе Бенавидесом пересмотрел раз 20. Впервые я увидел его в бою с Юриоркисом Гамбоа, и он мне сразу понравился.

    – У Ломаченко есть конкуренты в его дивизионе?
    – Легко не будет, но равных соперников не предвидится на ближайшие года три. Даже Майки Гарсия. Хотя бой с ним будет интересный. Гарсия бьющий, но фаворитом мне видится Ломаченко.

    – Бытует мнение, что если боксер хочет развиваться, он должен отправляться в США.
    – Не согласен. В России тяжелее в плане спарринг-партнеров. Как бизнес и шоу тоже непросто. Но возможно. Нужно развиваться и пробовать. Если бы мне предложили командировку в США я бы отправился туда только со своей командой. До боя с Мохаммеди я многие нюансы не понимал. Например, клинчи. У нас все-таки любительская школа. Клинчей и запрещенных приемов у нас почти нет.

    – А запрещенные приемы в России отрабатываются на тренировках? Нужно ли это делать?
    – Думаю, что нужно. Потому что я не ожидал этого. Мы слишком консервативно подходим к боям, а нужно быть более хитрым, чтобы соперник не мог тебя прочитать. Российские боксеры же стараются боксировать с полным достоинством. Порой это проблема, где-то необходимо нарушить правила, чтобы вывести соперника из себя.