Федор Лапин: Разница в том, что Гловацки вышел на войну, а Власов – показать технику - Советский спорт

Матч-центр

  • Нюрнберг
    Вольфсбург
    0
    1
  • 16-й тур
    перерыв
    Сельта
    Леганес
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Лион
    Монако
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Кан
    Тулуза
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ним
    Лилль
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ницца
    Сент-Этьен
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Генгам
    Ренн
    0
    0
  • Бокс12 ноября 2018 11:42Источник: «Советский спорт»Автор: Усачев Владислав

    Федор Лапин: Разница в том, что Гловацки вышел на войну, а Власов – показать технику

    Напомним, что бой продлился 12 раундов, по итогам которых все трое судей отдали победу польскому боксеру.

    Российский тренер Федор Лапин, работающий с польским боксером Кшиштофом Гловацки, рассказал о победе над россиянином Максимом Власовым в четвертьфинале Всемирной боксерской Суперсерии.

    «ДУМАЮ, НОКДАУНА НЕ БЫЛО»

    – Поздравляю с победой Федор Геннадьевич, но хотелось бы начать с самых острых вопросов. Какого вы мнения про нокдаун в третьем раунде, отсчитанный Власову и удар Гловацки после команды «стоп» в первом раунде?
    – Я пока не пересматривал бой. Но мне тоже показалось, что нокдауна не было. Когда один из боксеров падает, даже если удар был не самый точный, падение засчитывают. Ситуация 50 на 50. Надо пересмотреть.

    В первом раунде же нервы были сильно натянуты. Большая психологическая нагрузка. Не то, что Гловацки намеренно это сделал. Не услышал команду рефери. Но каждый судья перед боем повторяет боксеру: «Во все поединка всегда защищай себя». Это неписаное правило, которому я учу самых молодых ребят, когда начинаются спарринги. Любой может не услышать команды. Было и было. Я не думаю, что это повлияло на рисунок боя.

    – Я это спросил не чтобы принизить Кшиштофа или оправдать Максима. Меня интересует, было ли это частью плана – действовать на грани?
    – Нет. Я в этом плане со своими боксерами строг. Фолить нельзя. Если нарушает правила противник, не реагируй. Нужно держаться своего рисунка боя. Будешь думать о том, как ответить. Перестанешь думать о боксе. Я против грязи.

    В нашей ситуации получилось так: Гловацки не вышел боксировать. Он вышел воевать. В этом была главная разница между ним и Власовым.

    «ВЛАСОВ ПОМОГ НАСТРОИТЬ ГЛОВАЦКИ»

    – Какого вы мнения о Власове?
    – Это соперник высокого уровня, который был уверен в своей победе. Даже признаюсь, что я читал российскую прессу еще в день боя и «накручивал» Гловацки. Говорю: «Смотри, Власов считает себя техничнее и так далее».

    – Подействовало?
    – Да. Сыграло на руку. Обычно я так не делаю, но сейчас ситуация к этому располагала. Гловацки – такой парень, который реагирует на подобные вещи. Он считает себя самым сильным боксером, а тут кто-то сказал иначе. Техничный бокс – это не только умение правильно двигаться, нужно еще и сильные удары доносить. Кто был техничнее Майк Тайсон или Рэй Леонард? У каждого своя замечательная техника. Мы просто работаем, а не болтаем. Разница была видна.

    – Во время боя, не было ли тревожных моментов?
    – В пятом раунде был момент, когда Власов нанес несколько ударов и перехватил инициативу. Он немного «разбил» Гловацки. После этого момента в каждом раунде приходилось сильно накручивать Кшиштофа. Во время боя я не смотрел, кто выигрывает. Я трезво оценивал, что происходит и что нужно поменять, чтобы убрать ошибки.

    – Что вы говорили своему боксеру: «Кшиштоф соберись, мама смотрит»? Или более конкретное?
    – Были и совсем конкретные слова. Неконкретного тоже хватало. Тренеру иногда нужно накричать, чтобы боксер технически все выполнил верно.

    – На какие нюансы обратили внимание в технике Власова?
    – Максим начал заваливаться на переднюю ногу. Не нужно было идти и искать его. Он сам приходил. Кшиштоф очень сильно бьет по корпусу. Несколько раз он зацепил Максима. Я уже думал, что для него наступает тяжелый кризис. Он очень сильно опускался. Были моменты, когда Власов перестал двигаться, и его нужно было просто поломать. Поэтому я советовал выдергивать его и после уклонов бить – по печени или по голове. Лучше комбинациями. Максим сближался, и комбинации было тяжело проводить. Еще просил меньше размашистых ударов. Но это уже стиль Гловацки. Он три раза промахнется, зато потом очень сильно попадает.

    «БРИЕДИСА ХОРОШО ЗНАЮ»

    – Успели уже посмотреть следующего соперника – Майриса Бриедиса?
    Мы с ним давно знакомы. Он у меня на спаррингах был.

    – Прекрасно представляете, что нужно против него делать?
    – Думаю, да. К тому у нас была ранее возможность встретиться. Будем работать, пересмотрим последние бои Майриса.

    – Вам не показалось, что Бриедис как минимум не стал лучше после поединка с Усиком?
    – Я не видел его бой с Гевором. Смотрел бои с Усиком, с Пересом и предпоследний с Делорье. Что-то такое есть. Может какая-то частность. У Гловацки, например, травма была во время подготовки. Может, и у Майриса что-то было. Я не сомневаюсь, что Бриедис умеет боксировать, поэтому мы настраиваемся на лучшую версию Майриса.

    – Гловацки не получил травм? В какие сроки может пройти полуфинал?
    – Это первый бой, к которому он хорошо подошел. Последнюю неделю у Кшиштофа не болели руки. Это первый раз за кучу лет, что мы работаем. У него всегда что-то болело. А сейчас, он здоров даже после боя. Для меня это очень важно. Перед боем с Усиком у него были огромные проблемы. Проблемы были еще более серьезными в следующих боях. Гловацки вообще не должен был боксировать. Сейчас мы настраиваемся на февраль-март. Говорят, полуфинал пройдет в Риге. Нам без разницы. Класс Гловацки даже выше, чем он показал в бою с Власовым. Ему нужны сильные противники. Он любит тех, кто считает себя лучше его. Тогда Кшиштоф проявляет свои самые сильные качества.