Яна Егорян: Половина sms – предложения руки и сердца
16 августа 22:30
автор: Игорь Емельянов

Яна Егорян: Половина sms – предложения руки и сердца

Еще в Рио двукратная чемпионка по сабле пообещала, что, вернувшись в Москву, первым делом приедет в «Советский спорт». И обещание сдержала.

Ещев Рио двукратная чемпионка по саблепообещала, что, вернувшись в Москву,первым приедет в «Советский спорт», гдеработает ее подруга Лена. И обещаниесдержала. Такихнепосредственных чемпионок наши стеныдавно не видели…

ОСТРЕССЕ В РИО

–Армянская женщинаготова ко всему – было сказано вамипосле финала. К чему – «ко всему»?
–Стремится кжелаемому – вот что это значит. Главноедля меня – если что-то хочу, то обязательнонадо сделать все для того, чтобы этозаполучить. Касается всей моей жизни.

–В Сингапуре наЮношеской олимпиаде вы чуть не проспалифинал. В Рио со сном были проблемы?
–Мы прилетели 25июля. Проходили акклиматизацию прекрасно.После Лондона поставили вопрос о том,как будет проводиться подготовка кОлимпиаде в Рио. Было собрание, где мырешили: не будем жить в деревне. Дабыоградить нас, спортсменов, от тех жесамых СМИ. В итоге мы жили в 100 километрахот Рио, в деревне в Портобелло. Этонебольшой курортный уголок. Нампредоставили спортивный зал, дорожки,аппараты. Мы привезли с собой повара.Он контролировал процесс питания. Былиочень хорошие номера. Все – на высшемуровне.

–В полуфинале сукраинкой Ольгой Харлан вам было страшно– она очень агрессивная. Это ваши слова.Как смогли остановить эту агрессию?
–Все соревнованияв Рио – огромный стресс. У меня былосостояние разбитости. Я бегаю – и мнетяжело. И не могу собраться. Скоординироваться.И вот первый бой с мексиканкой. Я понимала:как фехтовальщица я выше ее на голову.И проблем не возникнет. Но есть твоепсихологическое состояние. Когда ты наОлимпиаде, тебе кажется – тут можнопроиграть любому. И тренер говорил: «Да,первый бой будет самый сложный».Переломный момент, когда счет был 5:4 –и я проигрывала. Ноги тряслись, и ядумала: нет, не может быть. Надопереключиться. И все соревнования уменя так и прошли: вначале проигрывала,а потом нагоняла. Эмоции из себявытаскивала: «Яна, другого шанса небудет!»

–День перед золотымфиналом…
–Даже не помню, чтоела в тот день на завтрак. И во сколькопроснулась. Мы перед стартом поехалиночевать в Олимпийскую деревню. Из тогоместа, где мы жили, нам нужно было около2 с половиной часов только на дорогупотратить. А наш тренер – любитель всесделать заранее. И, если нам надо бытьв 9 утра, то мы в 8 уже на месте. Ну вотприехали мы в деревню накануне. Прошлимаркировку нашего оружия и экипировки.Легли спать. В пять утра встали.Позавтракали в столовой, которая неоставила хороших впечатлений.

–Почему в 5 утра?
–Потому, чтосоревнования начинались в 10 утра. Нужнобыло проснуться, позавтракать, доехатьдо зала. Разведать обстановку, завоеватьзал. Наш генеральный менеджер говорит,что мы должны прийти первыми. Вот мыэнергию схватили – и теперь это нашатерритория.

ОВЕЛИКОЙ И КОНКУРЕНЦИИ

–То, что главнойв Рио называли не вас, а Софью Великую,– это помогало или мешало?
–Я с детствастремилась быть, как Великая. И статьлучше. Не было бы ее, и результата, которыйона дает, и моего результата не было бы.Это стремление переплюнуть, перегнать,доказать, что ты не хуже, давало огромныйстимул. Как и для нее. Она понимала, чтоя наступаю ей на пятки.

–Вы не стали сразупосле сражения в личном первенствераскрывать, о чем так долго говорили сСофьей.
–Я говорила словаподдержки.

–Так долго?
–Да, так долго. Я еепонимаю как спортсменку. Когда спрашивают«не жалко ее?» я не могу ответить «жалко– не жалко». Я тоже спортсменка. Тожетренировалась, тоже к этому шла. Понимала,что она может встретиться на моем пути,и она понимала.

Сейчася скажу: «Да мне безумно жаль, что Софьяне завоевала медаль в личных соревнованиях».Она этого заслуживает. Но я тоже заслуживаюи тоже не меньше работала. И много чегоза эти годы пережила. Я тоже была достойнаэтой медали. И когда мы выходили на этудорожку, я понимала, что будет сложно.Будет хорошее красивое фехтование. Ипо счету мы доказали, что мы хорошегоуровня спортсмены.

–Был момент, когдадрогнули: вот сейчас могу проиграть?
–На меня не былодавления. Когда я выиграла у Харлан, японяла, что все – серебро у меня вкармане. На меня никто не делал ставки– и мне это обидно. Но я уже себяуспокаивала тем, что, даже если у менябудет серебро, это будет очень хорошимрезультатом для меня. И в психологическомплане я была спокойнее. Я понимала, чтоу Сони в голове сейчас: «Я должна забратьэто золото!» Она столько к нему шла.Надо, надо, надо! Но… вот так сложилиськарты в этот день, что золото забралая.

–Дружба междуспортсменками возможна в условиях такойжестокой конкуренции?
–В один день мывраги – грубо выражаясь – на дорожкемы соперницы, каждая сама за себя. А наследующий день у нас командныесоревнования. Где мы должны бытьсплоченным коллективом. Должны доверятьдруг другу. И в этот момент мы сплоченнаякоманда. И мы дружим. Есть коллектив –одни змеи. У нас нет. Да, бываетнедопонимание. И ругаемся, и спорим. Ибывают конфликтные ситуации. На дорожкемы отфехтовали, кто-то кого-то больноударил. Кто-то разозлился. С чем-то несогласился. Мы вышли из зала пошли враздевалку – у нас уже смех. Мы частоотдыхаем вместе, в этом плане мы команда.

–Это заслуга вашаили тренера?
–Тренер огромноезначение имеет. Как только Бауэр пришел– всегда говорил: «Вы все единоличницы,эгоистки. У вас у каждой «Я, Я, Я!». Иничего кроме этого. И он постоянносплачивал коллектив. Это общие мероприятия,определенные задания я на доверие.

ОФРАНЦУЗЕ СРЕДИ РУССКИХ

–Например?
–Ты закрываешьглаза – и с высоты двух столов падаешьна руки товарищей по команде. На тотмомент немногие могли это сделать.Удержали всех. Но некоторые не смоглиэто сделать с первого раза. Но в итогеперебарывали себя. Тренер с нами непадал (смеется), не рискнул.

–6 лет назад васпригласил во взрослую сборную еегенменеджер Кристан Бауэр. Как французизменился за эти годы?
–В каких-то мелочахБауэр – уже свой. Не могу за него отвечать,но мне кажется, он уже не хочет уезжать.Настолько ему здесь хорошо, настолькопривык к нам. И всегда отмечал: в сколькихбы странах ни работал, не было у неготакого коллектива, как у нас.

–А что с русскимязыком у Бауэра?
–Я всегда говорилаему: «Вы все знаете и все понимаете. Выпритворяетесь. Если делаете вид, что непонимаете, – это ваша тактика». У насбыл переводчик с французского, но онпокинул нас. И приходили другиепереводчики, которые не были связанысо спортом. И было непонимание. И вышлотак, что раз кто-то что-то сказал наанглийском, два – и пошло поехало.

–Бауэр что-токричал в полуфинале и финале?
–После того как явыиграла бой у Ольги Харлан, Кристиансказал: «Ну все, я пошел пить кофе». За5 минут до финала он пришел к нам с Соней– поздравил, сказал, что «для него золотои серебро уже есть». И что это ужеисключительно «ваш вопрос, и вы его самирешайте».

Когдая фехтовала с украинкой Харлан – он былрядом. Кричал, была буря эмоций. А финалнаблюдал без эмоций – наслаждался.

ОБРИТЬЕ ТРЕНЕРА

–Вместе с ТимуромСафиным вы после золотого командногофинала побрили наголо тренера сборнойИльгара Мамедова. Вы что, самые дерзкиев сборной?
–(Смеется.) Можетбыть, мы и вправду оказались самымисмелыми. Тимур безумно хотел: «Вы сказалислово… И вы должны его сдержать». Мы несомневались, что наш тренер сдержитобещание. Но мы не ожидали, что это будетнастолько растиражировано.

–Кто машинкупритащил?
–Я сидела на второмэтаже в доме российских болельщиков.Подбежал Тима: «Так, я нашел ножницы.Там есть бритва и машинка. Пошли быстрей!»Я: «Куда?» Он: «Все! Брить!» Я: «Нас сзарплаты не снимут?» Он: «Пошли, обещалже!» Ну, и пошли. Это было весело. Огромноеколичество камер.

–Мамедов зубамине скрипел?
–Не скрипел он. Ниразу его даже не поцарапали. Все былоаккуратно, классически сделано. Оностался доволен.

ОСУДЕЙСТВЕ И СИНЯКАХ

–Судейство в Рио.Имеете к нему претензии?
–Я ожидала другогосудейства. В лучшую сторону. С моейстороны, наверное, будет нетактичносказать, что судейство было неправильным.Некоторые удары, когда я пересматривалавидео, разворачивали. Я безумно былаэтим недовольна. Но и другие спортсменына Играх могут сказать, что судьяразвернул не так и хочет от нас избавиться.

–У самой синяковпосле Рио много? Кто нанес самый больнойудар?
–Ты в поединке втаком кураже, что боли не чувствуешь.Привыкаешь к этому. Но мне повезло – накоже синяки особо не проявляются. Юбкуя могу всегда надеть.

–Куда чаще всегобьют?
–Чаще всего по ногампопадают. Частенько бывает – фонарь негорит, но по попе ударят… Ну за что,больно же…

–Есть ли коронныеудары?
–Наверное, их нет.Я на дорожке делаю все. И в атаке могунанести удары. И в защите. И на серединедорожки. В будущем может и появитьсякоронка, хотя… вряд ли.

ОЧУВСТВАХ И ПРИЗОВЫХ

–Давным-давно выхотели на первой своей Олимпиаде устроитькарнавал! Получилось?
–Карнавалом я бысегодня это не назвала. Но это такиенеописуемые чувства… Два дня послепобеды ко мне подбегали: «Яна, ну что,что ты чувствуешь? Ты – олимпийскаячемпионка!»

Я:«Ребята, я кушать хочу. О чем вы говорите?Отстаньте от меня!» Не накрыло ещеосознание того, что медаль, к которойлюбой спортсмен стремится, – у тебя ужеесть. И при том, что ты молодая, и перваяОлимпиада, и никто на тебя ставок неделал. Но вот когда прилетела в Москву– тут накатило.

–Вы на все 10 тысячсообщений в вашем инстаграме собираетесьответить?
–Год придетсяотвечать – буду год. Я посчитала так:люди нашли время потратить свое время,чтобы посмотреть на меня. Отдавали силы,эмоции. «Мы плакали» – так писали мне.И я не могу оставить без внимания людей,которые от начала до конца меняподдерживали.

–Какие сообщениявас потрясли?
–Предложения рукии сердца. Половина сообщений: «Яна, я ввас влюбился. Выходите за меня!» Как яотвечаю? Уклончиво: спасибо большое,очень приятно. Ухожу с этой темы.

Еслибы приехали, серенады под окном попели.А то: выходи, выходи. Ну, выйду я во двор.А вот замуж…

–Куда направитепризовые?
–Глобально еще недумала. Первое, что хочется, – простоотдохнуть. Куда-то улететь. Насладитьсявсем возможным. А в дальнейшем… У меняесть семья. Надо приобретать недвижимость.Чтобы все жили в хороших условиях. Имогли передвигаться на хороших машинах.Я примерно представляю, куда эти суммыуйдут. Но не зацикливаюсь на этом.

ОШОПИНГЕ И КОТЯТАХ

–Ваша мама Маринаговорила, что вас интересуют быстрыемашины, путешествия и шопинг.
–Я постоянно летаю,при том это мука для меня. Люблю в Сочиездить – у меня там друзья. Но на машинепока не получалось – все мои машиныразваливались.

Шопинг?Да, люблю безумно. Платья – столькоудовольствия получаю от их приобретения!Но выходит так, что их некуда носить. Нелюблю спортивные костюмы. На сборприезжаю в юбочках, шортиках, в 8 утраприхожу на тренировку с укладкой. Всеудивляются – когда я успела. У меняплатьев около 100. И штук 30 я ни разу ненадевала. Понакупила этих бальных – нувот сейчас, может, появится возможностьнадеть.

–Вы любительвысоких каблуков?
–Да. Сейчас на ногах,наверное, сантиметров 12. Я любительницаходить на каблуках. У меня огромнаяпроблема – все мои подруги маленькиеи худенькие. Когда идем на мероприятия– я словно мама, и они – как детишкирядом со мной. Раньше переживала, чтослишком высокая. А сейчас не переживаю.

–Собирались отдатьв хорошие руки четырех разномастныхкотят. Нашлись хорошие руки?
–Пока их не пристроила.Они уже вылезают из манежа. Я уезжала –они только глазки открыли. Я буду серьезноотноситься к тем, кто возьмет моих котят.Чтобы понимать, как будут ухаживать заэтим маленьким чудом. В аэропортуподбежал приятель: у меня друг живет вгараже, хочет котенка. Я – ты с ума сошел,какой гараж, будет кастинг!

ОСЪЕМКАХ И КУМИРАХ

–Если предложатсъемки в мужском журнале, то вы…
–Смотря в каком исмотря как. Когда поступит предложение– надо будет посмотреть. И как отреагируетмое руководство. Меня удивили статьи винтернете «самая сексуальная фехтовальщица»Хотелось бы, чтобы вы об этом написали:для меня это дико. Вы что, не видели людейв купальниках? Спортсмен должен быть вспортивном костюме и с грязной головой?Непонятно почему такой ажиотаж вокругменя: мол, посмотрите, какая фехтовальщица.Ну да, я молодая и привлекательнаядевушка – и что?

–Если бы о вассняли фильм, как он должен был быназываться?
–Армянская женщина.Меня в зале так называют. Я оченьэмоциональна. Часто сажаю голос. Вообщене могу разговаривать. Три дня однаждыговорила шепотом – и меня никто неслышал. И все спрашивали: «Где Егорян?»

Ятакой клоун, который постоянно всехвеселит.

–Кумир есть?
–Моя мама. У нееесть стержень, терпение, который я невидела ни у кого. Я очень эмоциональнаяи могу не по делу накричать, она женикогда не отворачивается. Такойподдержки, как от мамы, у меня ни от когоне было. Когда остываю, то думаю: я быубила, будь я на ее месте. Она всегдаостается первым лицом.

Мамаумеет владеть своими чувствами. И ковсему прочему молодая и продвинутая.Мы и посплетничать с ней всегда можем.

–За чем мама большеследит: за вашими спортивными достижениямиили за тем, как устраиваете личную жизнь?
–Мама знает: я личнуюжизнь давно устроила. Я всегда отличаласьсамостоятельностью. Как пошла в первыйкласс – у меня было жесткое правило:мама меня в школу провожать не будет. Яне брала денег у нее. Мы яблоки в Химкахсобирали и продавали. Делали все, чтобыбыть независимыми от родителей. К 15годам мама понимала, что ребенок ужевырос. Когда я начала получать первыеденьги, делила так: половину маме,половину себе. Моя первая зарплата была5 тысяч рублей. И давала понять, что ямогу маму обеспечить. Мама отказывалась:это твое.

Онаназывает меня «мамино золото».

ВОПРОСРЕБРОМ

–Вопрос, которыйзадается каждому спортсмену, которыйвыиграл Олимпиаду: что дальше?
–Я задавала егосебе. Сейчас сложно ответить. Я понимаю,что сейчас уходить – глупость, нужнодальше завоевывать медали. Мой возрастмне это позволяет. С другой стороны, ясвоему тренеру сказала: «Ну все, ухожурожать! Он: «Куда? Ты же еще молодая!» Яговорю: «Это я сейчас молодая. А черезчетыре года кому я буду нужна? От когобуду рожать через четыре года (смеется)?».Если уходить – то прямо сейчас, чтобыуспеть родить и потом вернуться в большойспорт. Хотя бы попытаться это сделать.Потому что не каждый такое может. СофьеВеликой удалось.

БЛИЦОПРОС:

–Сколько длятсятренировки?
–Минимум 7 часов.3,5 часа утром и вечером.

–Кем мечталистать?
–Всегда мечталастать или актрисой, или певицей.

–Гадалкам игороскопам верите?
–К гадалкам не хожу,гороскопы хорошие принимаю, неудачные– нет.

–Ваше специфическоефехтовальное выражение?
–Задняя нога болит.

–Татуировка есть?
–«Выдержу и добьюсь».Сабля и кольца олимпийские. Есть место,где должна быть татуировка медали. Неучла одного – медали две!

Наши герои Рио. Яна Егорян