Илья Авербух: В «Ромео и Джульетте» собрано созвездие олимпийских чемпионов - Советский спорт

Матч-центр

  • 6-й тур
    начало в 20:00
    Андорра
    Латвия
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 20:00
    Грузия
    Казахстан
    0
    0
  • Фигурное катание22 октября 2018 14:15Источник: «Советский спорт»Автор: Подгорнов Сергей

    Илья Авербух: В «Ромео и Джульетте» собрано созвездие олимпийских чемпионов

    Серебряный призер Олимпийских игр, режиссер-постановщик Илья Авербух в интервью «Советскому спорту» рассказал  о том, почему вы должны пойти на его постановку «Ромео и Джульетта», показы которой пройдут в МСА «Лужники» с 1 по 11 ноября.

    «ВЫСТУПЛЕНИЕ В ВЕРОНЕ БЫЛО УНИКАЛЬНЫМ»

    - Илья, расскажите, почему люди, которые не знают, что такое фигурное катание, в период с 1 по 11 ноября обязательно должны пойти на «Ромео и Джульетту»?

    - Во-первых, потому что они смогут увидеть целое созвездие олимпийских чемпионов разных лет. Начиная с олимпийского чемпиона 2002 года Алексея Ягудина, заканчивая обладателями золотых медалей Сочи-2014 Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым. В этой постановке можно увидеть Романа Костомарова, Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина, которые тоже выигрывали высшие олимпийские награды, а еще чемпионов мира Марию Петрову и Алексея Тихонова, а также Оксану Домнину и Максима Шабалина, которые становились в том числе призерами Олимпийских игр. С точки зрения спортивных результатов эти люди незыблемы.

    Более того, люди, которые придут на «Ромео и Джульетту», смогут увидеть новый жанр, который существенно отличается от обычных ледовых шоу, существующих в формате гала-концертов. Это признанный спектакль, который уже смогли оценить во многих странах, в том числе в Италии на «Арене ди Верона». На эту площадку допускаются только избранные постановки. Мы готовили эти гастроли больше года. То, что этот жанр признан как вид искусство, это в том числе моя большая победа.

    Ну и еще один немаловажный фактор, который играет роль, это то, что век фигуристов не так долог. Поэтому пока все они находятся в хорошей форме, на это стоит посмотреть. Плюс ко всему, это повторный показ «Ромео и Джульетты», и в ближайшие годы я не планирую показывать его в Москве еще раз.

    - Для вас было принципиально собрать столь звездный состав?

    - Он сформировался достаточно давно. Многие ребята работают со мной на протяжении 15 лет. Наша постспортивная жизнь сложилась достаточно успешно. И у меня, как у хореографа, постановщика, режиссера, и у ребят-фигуристов с большим именем, которые смогли продлить свою карьеру и стали большими актерами. Ягудин, например, делает успешную карьеру как ведущий на телевидении. Мы смогли создать золотое поколение, которое постоянно развивалось и менялось.

    Поэтому передо мной не стоял вопрос формирования труппы для «Ромео и Джульетты». Вопрос был в том, чтобы в нашем спектакле каждому нашлось место, достойное чемпионских амбиций каждого фигуриста.

    - Вы презентовали «Ромео и Джульетту» в Вероне. Как это было?

    - Выступление на «Арене ди Верона» - это очень большое событие. К тому моменту спектакль уже был опробован, но все равно это можно назвать своего рода премьерой, потому что мы не привыкли выступать на открытом воздухе. Наше выступление было уникальным.

    Конечно, мы зависели от погодных условий – попали в зону риска, связанную с дождем. На протяжении недели до и после нашего выступления в Вероне была прекрасная погода, но именно в день спектакля с самого утра шел дождь. Мы всем составом буквально молились, чтобы он закончился. Видимо, мы были услышаны, потому что ровно в девять часов перед началом шоу осадки прекратились.

    Мы смогли провести первое отделение, а во втором, когда пошли драматические сцены, дождь снова пошел. Но в тот момент он стал дополнительным спецэффектом.

    - Зрителей погода не испугала?

    - Нет, зрители сидели до конца. И это очень удивило организаторов. Потому что обычно люди уходят из «Арены ди Верона», когда портится погода, ведь там нельзя пользоваться зонтами, поскольку они мешают обзору. На нашем выступлении все сидели в дождевиках. Поэтому у нас получалась радужная картина: с одной стороны – дождь и тяжело веронское небо, с другой – зрители в разноцветных дождевиках.

    - Понервничать пришлось перед началом?

    - Понервничать – это слишком легкое слово. Конечно, я очень переживал. Перенос в теории был возможен, но был бы очень сильный удар по организации.

    «СЕЙЧАС МОИ АМБИЦИИ СВЯЗАНЫ С УНИВЕРСИАДОЙ»

    - Можете ли сравнить свои эмоции от спортивных соревнований и то, что чувствуете как режиссер перед началом премьеры?

    - Не знаю, это сложно. Но могу сказать, что ребята, которые делились со мной впечатлениями, говорили, что их безумно колотило. Выходили на лед и не чувствовали ног – настолько было страшно выступать. И это говорили олимпийские чемпионы. И не журналистам для красного словца, а лично мне.

    Что касается моих ощущений. Я не могу это как-то охарактеризовать. Было просто желание, чтобы все состоялось и уверенность, что все получится. Потому что спектакль – это как машина. Просто нужно, чтобы она поехала. На тот момент это был уже 154-й наш спектакль – тоже своего рода рекорд. До этого мы показывали его в Сочи, Москве, Санкт-Петербурге.

    - Вы столько лет в этом бизнесе. Для вас работа хореографа и режиссера-постановщика не превращается в рутину? Создается впечатление, что все ледовые шоу уже встали на поток.

    - Вы произнесли два очень страшных слова «поток» и «рутина». Сейчас многие мои коллеги отправились покорять жанр ледовых постановок. Конечно, все это несколько нивелирует эксклюзивность, к которой я всегда стремился. Безусловно, накапливается определенная моральная усталость, поэтому я перестал гнаться за большим количеством новых постановок. Потому что просто не успеваю набраться необходимой творческой энергии, которая нужна для шага вперед.

    Сейчас все мои творческие амбиции связаны с Универсиадой-2019, которая пройдет в Красноярске. Я являюсь режиссером-постановщиком церемоний открытия и закрытия. Для меня это огромный вызов. Я долго шел к тому, чтобы меня воспринимали не только как хореографа и режиссера ледовых шоу, а именно как постановщика больших спортивных церемоний. Зимняя Универсиада впервые пройдет в России, это очень важное событие.

    - Нет амбиций замахнуться на открытие Олимпийских игр?

    - Амбиции-то может и есть. Но, во-первых, такие церемонии, как правило, делают те, кто принимает Игры. Я не думаю, что Олимпиада в ближайшее время вернется в нашу страну.

    Но, опять же, мне посчастливилось стать режиссером церемонии открытия чемпионата мира по футболу в России. Это была большая командная работа. Я получил огромный опыт и очень благодарен креативному продюсеру церемонии – Феликсу Михайлову, который проделал великолепную работу. В данном случае я был больше реализатором того, что уже было придумано. Для меня это большая удача. Меня все-таки чаще ассоциируют с коньками, а тут я смог показать, что и без коньков могу мыслить широко.

    - Как отнеслись к жесту Робби Уильямса на церемонии открытия ЧМ?

    - Если честно, я его даже не заметил. Это был нереальный драйв, прямая трансляция, все должно было работать как часы. ФИФА тщательно следила не за творческой составляющей, а за таймингом, чтобы команды вовремя появились на поле, и чтобы оно не дай бог не было испорчено.

    Я не могу сказать, что мы подружились с Робби Уильямсом. Но у нас была возможность пообщаться в неформальной обстановке. Он настоящий профессионал, тщательно отрабатывал на репетициях все точки, перестроения и т.д. Вел себя довольно просто, не окружал миллионом ассистентов, показал себя деликатным человеком, который уважительно относился к нашей команде. Я уверен, что этот жест он показал не нам - россиянам. Какая тогда у него была мотивация? У него имидж плохого парня.

    - Ваши коллеги Татьяна Навка и Евгений Плющенко начинают играть на вашем поле ледовых постановок. Как вы относитесь к конкуренции?

    - Если брать психологию спортсмена, то каждый из них хотел бы, чтобы после их побед все Олимпиады, чемпионаты мира и Европы закончились и чтобы никто не упоминал их в качестве «экс-чемпионов». Это невозможно. Точно так же невозможно хотеть, чтобы больше никто ничего не делал в нашей сфере.

    Любая конкуренция – это движение и толчок вперед. И Россия выше всех на голову в мире, если брать жанр ледовых импровизаций. Я думаю, что качественные постановки нужны, а люди сами решат – куда им ходить.