Анатолий Бышовец: Папа Иоанн Павел пожелал мне удачи на Олимпиаде в Сеуле - Советский спорт

Матч-центр

  • 20матч окончен
  • Товарищеские матчи (сборные)
    2-й тайм
    Аргентина
    Мексика
    1
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    2-й тайм
    Чили
    Гондурас
    2
    1
  • Товарищеские матчи (сборные)
    перерыв
    Перу
    Коста-Рика
    1
    1
  • Товарищеские матчи (сборные)
    1-й тайм
    Панама
    Эквадор
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    1-й тайм
    Сальвадор
    Гаити
    0
    0
  • Футбол01 октября 2018 07:00Источник: «Советский спорт»Автор: Волохов Юрий

    Анатолий Бышовец: Папа Иоанн Павел пожелал мне удачи на Олимпиаде в Сеуле

    1 октября 1988 года в Сеуле сборная СССР по футболу обыграла в финале Олимпийских игр Бразилию со счетом 2:1. Главный тренер той команды Анатолий Бышовец в интервью «Советскому спорту» вспомнил подробности 30-летней давности.

    «ЖАЛЬ КОЛЫВАНОВА, НО ПРИШЛОСЬ РЕЗАТЬ ПО ЖИВОМУ»

    – Анатолий Федорович, позвольте начать с отборочной кампании. Важный матч был в Швейцарии в конце октября 1987 года. При счете 2:2 вы выпустили Стасиса Баранаускаса, он забил два гола, обеспечив победу со счетом 4:2. Но на Олимпиаду вы его не взяли. Почему?
    – Конкуренция была велика. По игровым качествам к Баранаускасу претензий не было, но приходилось выбирать. Окончательный состав потихоньку вырисовывался по ходу отборочных матчей и товарищеских игр. Но думаю, что Баранаускас мог в Сеуле пригодиться.

    – При такой конкуренции вам пришлось резать по живому. Кого больше всего жаль?
    Колыванова. Игоря я давно знал, он у меня был еще в юношеской сборной. В его игре случился некий спад, и, к сожалению, мне пришлось принимать нелегкое решение.


    Сборная СССР – олимпийский чемпион Сеула. Фото: «Советский спорт»

    – Что б уже завершить тему с составом, давно хотел у вас уточнить: действительно ли Арминас Нарбековас мог остаться без Олимпиады из-за кружки пива? (После одного из отборочных матчей за границей на ужине в отеле Арминас поставил тарелку и пошел за добавкой. Когда вернулся, на столе стоял бокал пива. И в это время зашел Бышовец: «Что Норбик, пивко потягиваешь?»«Это не мое», – сказал Арминас. Но Бышовец не поверил и больше не вызывал на отборочные игры. Лишь накануне Олимпиады тренер изменил свое решение.Прим. ред.).
    – Большого греха в этом нет. Надо только знать время и место. И еще возникает вопрос: почему один? Либо все гуляем, либо никто. В моих командах проблем с режимом никогда не существовало. Когда тренер не пьет, то и все остальные на него равняются.

    А Нарбековаса не вызывал, потому что его возможности мне были известны, я хотел проверить других кандидатов.

    – Национальная команда параллельно готовились к чемпионату Европы в Германии. В вашей сборной были футболисты, которые интересовали ее главного тренера Валерия Лобановского. Конфликты на этой почве возникали?
    – Серьезных конфликтов не было, но до испорченных отношений доходило. Хотя мы с Лобановским вместе играли за киевское «Динамо», знакомы много лет. Но некая ревность в отношениях присутствовала.

    – В чем это выражалось?
    – На заседании правления федерации футбола я заявил, что нужно разделить сборную на первую и олимпийскую. Это важное решение необходимо было принять, чтобы не срывать подготовку к турнирам. Перед одним из контрольных матчей Лобановский вызвал шестерых моих футболистов. Договорились – они сыграют хотя бы по тайму. Но в итоге никто на поле не вышел. После этого я сказал, что больше игроков ему не дам. Меня поддержал Никита Павлович Симонян, который был тогда главным тренером сборных команд.

    – И больше игроков не давали?
    – За исключением финальной части чемпионата Европы. Лобановский пригласил Михайличенко. Я прекрасно понимал, что нельзя Алексея не отпустить. Как по-человечески, так и в плане профессиональной пользы. Участие в таком турнире пойдет молодому игроку на пользу. Пригашал на заключительный сбор Лобановский и Добровольского, но Игорь в окончательную заявку не попал.

    Фото "Советский спорт"

    «СПРОСИЛ ВЫСОЦКОГО ПРО «ФИОРЕНТИНУ»

    – Как советскому тренеру удалось попасть на аудиенцию к Папе Римскому Иоанну Павлу Второму?
    – Меня многое связывает с Италией. Еще в 1964 году мы с Толей Банишевским там на турнире поделили призы лучшему игроку и лучшему бомбардиру. В 1968-м на чемпионате Европы, который проходил в Италии, о моей игре были очень хорошие отзывы. У меня за эти годы сложились отличные отношения с итальянскими тренерами, футбольными менеджерами. И в 1988-м мне сказали, что есть возможность попасть на аудиенцию к Папе. Как упустить такую возможность? Мы с женой отправились в Ватикан.

    – О чем говорили?
    – Беседа продолжалась минут десять. Говорили о политике, тогда весь мир обсуждал перестройку. Папа сказал, что хорошо бы чаще проводить футбольные благотворительные матчи. Пожелал удачи на Олимпийских играх. Говорил он на очень хорошем русском языке.

    – Как в Москве восприняли ваш частный визит к понтифику? Не было окриков, как этот Бышовец посмел?!
    – Знаете, в том, что сейчас пишут про советское время, много преувеличения, а зачастую и неправды. Никто ничего мне не сказал.

    – Что б уже завершить итальянскую тему. Когда впервые услышали песню Владимира Высоцкого, где были строки «...Но недаром клуб «Фиорентина» предлагал мильон за Бышовца»?
    – Мы с женой заядлые театралы, она у меня по профессии театровед. Бывали часто и в «Таганке» Юрия Любимова. Как-то после одного спектакля вместе с Высоцким в одной компании проводили время. И Владимир мне сказал, что написал такую песню. Я у него спросил, откуда ты знаешь про «Фиорентину? «Уж, я-то знаю», – ответил Высоцкий.

    – Но предложение итальянцев действительно было?
    – На одном из банкетов во время чемпионата Европы-1968 к тренерам подошли представители итальянского клуба и озвучили данное предложение. Но тогда трудно себе было представить, чтобы кто-то из советских футболистов уехал за рубеж.


    Фото: «Советский спорт»

    «НЕТТО СКАЗАЛ, ЧТО ВЫИГРАЕМ ОЛИМПИАДУ»

    – В июне 1988 года сборная Лобановского стала вице-чемпионом Европы. Начальство после этого не говорило, что теперь вы обязаны выиграть Олимпиаду?
    – Если не брать Мельбурн-1956, наша сборная выше третьего места на Олимпиадах не поднималась. А ведь это была первая сборная, и играла она с любителями. Лишь соцстраны выставляли на Олимпийские игры первые команды. В Сеуле же играли профессионалы. Было только одно ограничение: там не могли выступать участники последнего чемпионата мира. В составе сборной ФРГ, которая заняла третье место, были Хесслер, Клинсманн, Ридле. А какие составы привезли итальянцы и бразильцы! В Корее был самый сильный в истории Олимпиад футбольный турнир.

    Поэтому никто не говорил, что мы обязаны выиграть золото. Подразумевалось, что должны удачно выступить. Да и у меня была полная уверенность, что сыграем хорошо.

    – Если бы провалились, положили бы партбилет на стол?
    – Не думаю, что до такого дошло бы. Ведь по ходу турнира мы больше удивляли начальство, чем оно в нас верило. Но были люди, которые верили. Например, Игорь Нетто. Перед последним отборочным матчем со Швейцарией, мы провели контрольную игру в Бресте против местного «Динамо». Играли, кстати, неважно. И Нетто мне тогда сказал: «Знаешь, вы все-таки выиграете Олимпиаду». Услышать такое от Нетто, это, знаете ли, дорогого стоит.

    «ПЕРЕВЕЛ ГОРЛУКОВИЧА ИЗ ПОЛУЗАЩИТЫ В ОБОРОНУ»

    – В полуфинале с Италией команда проигрывала 0:1, потом сравняла счет и забила два гола в дополнительное время. Вот отрывок из отчета по поводу победного мяча: «Нарбековас получил пас от Добровольского и нанес великолепный удар внешней стороной стопы в дальний нижний угол ворот. Таккони вытянулся в струнку, но это не помогло».
    – Гол получился красивым. Я забил такой же венграм в 1967-м в «Лужниках» в четвертьфинале чемпионата Европы. Руководителем итальянской делегации был легендарный Луиджи Рива. Мы хорошо знакомы, играли друг против друга. После матча столкнулись и оба молча развели руками: мол, это футбол. Но видно было, как он расстроен. С таким составом итальянцы явно нацеливались в Сеуле на золото.

    В полуфинале мы потеряли основного опорника – Алексей Чередник получил вторую желтую карточку и не мог играть в финале. А для матча с бразильцами он очень был нужен – дисциплинированный, оборонительного плана игрок. Перед Олимпиадой мы провели два контрольных матча в Японии, там получил травму один из наших основных центральных защитников Игорь Скляров. Надо было что-то решать с центральной зоной, найти пару Геле Кеташвили. У нас был Арвидас Янонис, мощный, рослый защитник из «Жальгириса». Но я решил опустить из полузащиты Сергея Горлуковича. И эта пара отлично сыграла в Сеуле.


    Фото: «Советский спорт»

    «ПЛАЧУЩЕГО КАРЛОСА АЛЬБЕРТО НЕ ВИДЕЛ»

    – Я ведь подбираю игроков не только по игровым, но и по личностным качествам, – продолжает Бышовец. – Важен порог терпения в сложных матчах, когда все на переделе. И здесь очень важно перетерпеть, доиграть до конца. Именно такой порог терпения – личный и командный – помог нам в финале.

    – Почему решили перед финалом поселить команду на теплоходе?
    – На следующий день после полуфинала я шел по Олимпийской деревне. Встретил тренера гандболисток Игоря Турчина. Он был расстроен, его команда завоевала только бронзу, хотя считалась фаворитом. Кто-то выиграл, празднует, другие ходят удрученными.

    Мне такая обстановка не понравилась. Где еще мы могли от всего этого спрятаться? Только на теплоходе. Я поехал туда, переговорил с капитаном, отведал отличного борща. Затем отправился к Марату Владимировичу Грамову, главному спортивному функционеру страны, и сказал ему, что мы будем готовиться на теплоходе «Михаил Шолохов». Там сауна, волейбольная площадка, бассейн. И главное – команда была изолирована от шума-гама олимпийской деревни.

    – Как Грамов отреагировал?
    – Спросил: «Ты хорошо подумал?». Я ответил: «Да». Вячеслав Колосков развел руками: «Ну, раз тренер так решил». Еще подумал: никто нас за второе место не расстреляет. Но, если проиграем бразильцам, могут начаться разговоры: вот, мол, Бышовец увез команду на корабль, поэтому и проиграли. Впрочем, такие разговоры меня не пугали.


    Фото: East News

    – Изолирование команды помогло?
    – Это сыграло свою положительную роль. Еще я решил, что не надо игрокам показывать видео с матчами сборной Бразилии. Сам подробно рассказал про соперника, побеседовал с каждым из ребят индивидуально. Нужно было лишить бразильцев преимущества в технике. При этом сохранить баланс между обороной и атакой. За креативность у нас отвечали Добровольский и Михайличенко. Ну и Нарбековас тоже умел что-то неожиданное для соперников придумать впереди. Большая нагрузка в атаке ложилась на Володю Лютого. Он тот форвард, который умел принять мяч, подержать. Такие нападающие создают давление на центральных защитников.

    – Ромарио, воспользовавшись ошибкой Дмитрия Харина, открыл счет на 30-й минуте. Что подумали – началось?
    – Таких мыслей точно не было. От итальянцев тоже первыми пропустили. У меня был план на игру, в перерыве планировал выпустить Юру Савичева. Я ему сказал: «Юра, ты забьешь».

    – И он забил в овертайме свой знаменитый гол. За несколько секунд до свистка арбитра на экранах показали плачущего навзрыд тренера бразильцев Карлоса Альберто. Вы видели, как он рыдал?
    – Я в тот момент смотрел только на поле. В концовке Лютый и Михайличенко выходили один на один, мы могли выиграть и с более крупным счетом, чем 2:1.

    – Добровольского, который сравнял счет с пенальти, потом вспоминал: «Вообще не нервничал. Сам не могу ответить, почему. Даже сомнений не было – забью».
    – Классного игрока отличает психологическая уверенность, умение сыграть в сложной ситуации, когда дефицит пространства и времени. То же самое можно сказать про Михайличенко. Я с Алексеем прошел большой путь: в 11 лет он занимался в моей группе в Киеве, затем стал чемпионом Украины, СССР, олимпийским чемпионом, вице-чемпионом Европы. У меня есть медаль от президента «Сампдории», за то, что я воспитал игрока этого клуба Алексея Михайличенко.

    – Что происходило после матча кроме того, что футболисты вас качали?
    – Я пошел на пресс-конференцию. Конечно, все ожидали, что победят бразильцы. Какие были вопросы? Про соперников, как удалось так подготовить команду. Вернулся в раздевалку – там последняя бутылка шампанского осталась. Мы с Колосковым выпили по фужеру – и все.


    Тренерский штаб сборной СССР. В центре Анатолий Бышовец, второй справа Гаджи Гаджиев. Фото: «Советский спорт»

    «ВЫБИЛ ДЛЯ РЕБЯТ ПО 10 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ»

    – Отмечали бурно? Писали, что на утро на корабле не смогли найти Вадима Тищенко.
    – Да ну хватит вам! Такую ерунду понаписали! Когда вернулись, я сразу сказал: «Завтра утром награждение, будут вручать удостоверения заслуженных мастеров спорта. Поэтому всем быть в нормальном состоянии. Затем поедем на пароход, там банкет». Мы же все-таки советские спортсмены, ну нельзя в непотребном виде находиться в олимпийской деревне. На корабле – все свои, можно отпраздновать, но меру в любом случае нужно знать. В моих командах любители этого дела никогда не задерживались.

    – Как Родина за победу отблагодарила?
    – Я всегда, что в клубах, что в сборной, заранее определял премиальный фонд с руководством. Футболисты должны знать, за что играют. Составил такую схему премиальных – они возрастали в зависимости от того, как далеко мы пройдем в Сеуле. Максимальная цифра составила в районе 10 тысяч долларов на человека. Огромные деньги по тем временам. И высокое начальство мою схему одобрило. Перед Олимпиадой было общее собрание всех тренеров национальных команд. Александр Гомельский, когда услышал сумму, воскликнул: «Вам создали особые условия. Как же мы будем баскетболистов стимулировать?!». Ребятам выдали премиальные в валюте прямо в Сеуле. Меня просили помочь купить там машины. Стал выяснять через посольство, как переправить на корабле. Оказалось проблемно, решили от этой идеи отказаться.

    – В Москве был большой прием героев Сеула. Какой орден вам вручили?
    – На этом приеме меня не было, награду вручили потом – орден Трудового Красного знамени. Скажу так: цель определяет человека. Когда человек ставит большую цель, он растет, даже если ее не достигает. Мне было очень приятно работать с этой командой, с большой благодарностью вспоминаю те дни.

    – Все знают, что вы любите цитировать великих. Можно что-нибудь и для наших читателей?
    – Сердце свое оставил на поприще своем
    – И горд победам, добытым честью и трудом…

    Это мои строчки.

    СТАТИСТИКА

    ОЛИМПИАДА-1988

    Групповой турнир
    КОРЕЯ – СССР – 0:0
    СССР
    : Харин, Кеташвили, Горлукович, Чередник, Лосев (к), Михайличенко, Ю. Савичев (Татарчук, 58), Нарбековас, Пономарев, Добровольский, Бородюк (Лютый, 46)
    Судья: Ланезе (Италия)
    18 сентября 1988 г. Пусан. «Кудук стэдиум». 30 000 зрителей

    АРГЕНТИНА – СССР – 1:2 (0:2)
    Аргентина
    : Ислас, Лукка, Лоренсо, Агеро, Фаббри, Перес, Диас, Сивиски, Кабрера (Айрес, 68), Комас, Альфаро Морено
    СССР: Харин, Кеташвили, Горлукович, Чередник, Лосев (к), Михайличенко, Е. Кузнецов, Нарбековас (Ю. Савичев, 70), Татарчук (Яровенко, 77), Добровольский, Лютый
    Голы: Добровольский (7), Михайличенко (22), Альфаро Морено (78 – с пенальти)
    Судья: Биге (Франция)
    20 сентября 1988 г. Тэгу. «Тэгу стэдиум». 25 000 зрителей

    США – СССР – 2:4 (0:3)
    США
    : Вэнуол, Калиджури, Крамп (Армстронг, 64), Кроу, Блисс, Дэвис, Дойл, Столлмейер (Гуле, 46), Клопас, Вермес, Мюррэй
    СССР: Харин, Кеташвили, Горлукович, Яровенко, Лосев (к), Михайличенко (Бородюк, 62), Е.Кузнецов, Нарбековас, Ю.Савичев, Добровольский (Янонис, 62), Лютый
    Голы: Михайличенко (6, 47), Нарбековас (18), Добровольский (44 – с пенальти), Гуле (65), Дойл (84)
    Судья: Арналду Коэлью (Бразилия)
    22 сентября 1988 года. Тэгу. «Тэгу стэдиум». 20 000 зрителей

    1/4 финала
    АВСТРАЛИЯ – СССР – 0:3 (0:0)
    Австралия
    : Оливер, ван Эгмонд, Дженнингс, Янкос, Данн, Уэйд, Дэвидсон, Крино, Фарина, Митчелл, Грэм
    СССР: Харин, Кеташвили, Горлукович, Чередник (Фокин, 72), Лосев (к), Михайличенко, Е. Кузнецов, Нарбековас, Татарчук (Скляров, 69), Добровольский, Лютый
    Голы: Добровольский (50 – с пенальти, 54 – с пенальти), Михайличенко (62)
    Удаление: Митчелл (70)
    Судья: Карделлино (Уругвай)
    25 сентября 1988 г. Пусан. «Кудук стэдиум». 5 000 зрителей

    1/2 финала
    ИТАЛИЯ – СССР – 2:3 (0:0, 1:1, 1:2)
    Италия:
    Таккони, Каробби, Тассотти, Брамбати, Феррара, Ячини, Криппа, Эвани (Дезидери, 71), Мауро, Риццителли (Карневале, 80), Вирдис
    СССР: Харин, Кеташвили, Горлукович, Чередник (Яровенко, 46), Лосев (к), Михайличенко, Е. Кузнецов, Нарбековас, Татарчук (Ю. Савичев, 70), Добровольский, Лютый
    Голы: Вирдис (50), Добровольский (78), Нарбековас (93), Михайличенко (107), Карневале (120)
    Удаление: Феррара (96)
    Судья: Аль–Шариф (Сирия)
    27 сентября 1988 г. Пусан. «Кудук стэдиум». 10 000 зрителей

    Финал
    БРАЗИЛИЯ – СССР – 1:2 (1:0)
    Бразилия: Таффарел, Луис Карлос, Андре Круз, Алоизиу, Жоржиньо, Андраде, Милтон, Нето (Эдмар, 74), Карека II, Бебето (Жоао Пауло, 75), Ромарио
    СССР: Харин, Кеташвили, Горлукович, Яровенко, Лосев (к), Михайличенко, Е. Кузнецов, Нарбековас (Ю. Савичев, 46), Татарчук, Добровольский, Лютый (Скляров, 116)
    Голы: Ромарио (30), Добровольский (61 – с пенальти), Ю. Савичев (105)
    Удаления: Татарчук (110), Эдмар (118)
    Судья: Биге (Франция)
    1 октября 1988 года. Сеул. Олимпийский стадион. 73 000 зрителей