«На сборе с «Кубанью» меня чуть молнией не убило». Вы не знаете этого русского - Советский спорт

Матч-центр

  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 05:00
    Гондурас
    Панама
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 11:50
    Австралия
    Южная Корея
    0
    0
  • Футбол11 октября 2018 08:00Источник: «Советский спорт»Автор: Кринский Константин

    «На сборе с «Кубанью» меня чуть молнией не убило». Вы не знаете этого русского

    Корреспондент «Советского спорта» пообщался с 23-летним голкипером Никитой Хайкиным, последним клубом которого был «Хапоэль» из Кфар-Савы.

    КТО ТАКОЙ НИКИТА ХАЙКИН?

    Никита Хайкин мало известен в России. Практически всю футбольную карьеру он провел за рубежом. Никита – сын известного в прошлом бизнесмена Ильи Хайкина, председателя совета директоров обанкротившегося «Внешагробанка» и одного из руководителей компании «Обеспечение государственных организаций» (некогда мощный игрок на Российской товарно-сырьевой бирже). Отца футболиста долгое время пытались экстрадировать в Россию по обвинению в создании ОПС с целью захвата земель в Красногорском районе Московской области. Какое-то время Хайкин-старший находился в международной розыске, но в 2010-х получил политическое убежище в Англии.

    У Никиты пока не получилось разогнать карьеру в известном европейском клубе. Возможно это как-то связано с репутацией отца. Тему помощи отца при просмотре в «Челси», «Портсмуте» и других клубах мы не обсуждали. Футболист заранее объяснил, что отец тут не причем, и Никита делает шаги в футболе самостоятельно.

    «В ШКОЛЕ «ТОРПЕДО» ИГРАЛИ КАМЕННЫМИ МЯЧАМИ»

    - Вы воспитанник «Торпедо». Как там оказались?
    - В 6-7 лет родители отвели меня в ФШМ. Мы занимались в «Лужниках», в одном из убитых деревянных залов. С возрастом перешли на улицу, тренировались на Северном ядре, на поле №9. Все мое детство прошло там, и в те годы «Торпедо» многое для меня значило.

    - В начале нулевых клуб был еще силен.
    - Это точно. Помню, как подавали мячи в премьер-лиге, а потом у клуба начались проблемы. И мячи мы стали подавать в первом дивизионе. Обидно, что такой великий клуб с большой историей обитает где-то в ПФЛ, а не популяризирует футбол на всю страну.

    Не могу сказать, что сейчас пристально слежу за командой, скорее просто в курсе их результатов. Круто, что у «Торпедо» столько болельщиков, с их помощью команда должна вернуться в РПЛ.

    - После «Торпедо» было «Динамо». Инфраструктура отличалась?
    - Условия были получше. Можно вспомнить хотя бы всем известный манеж. Мы могли заниматься зимой, а не мерзнуть в минус 15, играя на замерзшем поле каменными мячами. Через это прошел в «Торпедо».

    Уровень академии прочувствовал сразу. Мы даже некоторые сборы, когда были детьми, проводили в Новогорске на базе первой команды. Уровень!

    - Сейчас в премьер-лиге очень много футболистов из академии «Динамо».
    - Не только оттуда. Последние пять лет клубы РПЛ доверяют молодежи. Видимо, увидели, как работают в Европе, и стали делать так же. Приятно, что друзья-знакомые играют сейчас на хорошем уровне. Кто именно? Например Игорь Коновалов. В этом сезоне он провел за «Рубин» 10 матчей без замен, неплохо выглядел. Еще забил и два раза отдал! Стабильно, очень рад за него.

    - А на кого в детстве смотрели,на кого хотели быть похожи?
    - Мне всегда нравился Сергей Овчинников. Он был эмоционален, он руководил командой, его уважали. Полевые футболисты чувствовали, что за ними стена.

    Из европейских топов конечно Петр Чех, в те времена я кайфовал от «Челси». Потом попал в их академию.

    «В «ПОРТСМУТЕ» ПОЛУЧАЛ 400 ФУНТОВ В МЕСЯЦ»

    - Чем просмотр в Англии отличается от просмотра в России?
    - Там с этим проще. Просмотр в Англии не похож на нереально сложный этап, который невозможно пройти. Уверен, в те годы труднее было пройти в ЦСКА или «Спартак», где все строго. В России почему-то детей сразу оценивают: кто как двигается, бьет, у кого какие показатели при сдаче нормативов. А, ну еще рост и вес! Я не припомню, чтобы в Англии на это обращали внимание.

    - В «Челси» у вас не получилось заиграть из-за документов. Далее возник вариант с «Портсмутом». Разницу в классе почувствовали?
    - Моментально. В «Челси» у игрока любой команды любого возраста было все, что можно только представить с точки зрения инфраструктуры. И форма новая, и бутсы, и врачи. Зато «Портсмут» может дать фору «Челси» в плане истории. Но бюджеты несопоставимы.

    - «Портсмут» обанкротился, когда вы были в молодежке. У нас, когда клуб банкрот, про зарплату можно забыть.
    - Там банкротятся немного иначе. Я часто тренировался с первой командой, ездил с ней на матчи, когда «Портсмут» играл в чемпионшипе. Я все видел изнутри. Никого не увольняли, всем платили зарплату. У меня была небольшая – 400 фунтов в месяц. В конце сезона меня и других игроков оповестили, что контракт продлить с нами не могут, что на это нет денег. Руководство постепенно сокращало финансирование.

    Потом уже клуб выкупили фанаты. Они ходили на стадион по 15 тысяч в самые непростые времена. В России такое представить сложно.

    - В Англии у вас не получилось задержаться надолго из-за визы. Русским так сложно ее получить?
    - Всем сложно. Есть определенные тонкости. После учебы ты должен найти спонсора, который мог бы взять тебя на работу и оформить тебе рабочую визу. В футболе нужно соблюсти еще ряд правил, которые просто невозможно соблюсти. Если ты не гражданин Евросоюза, ФА откажет тебе в разрешении на работу. У меня такое было несколько раз.

    - Часто встречали российских ребят в английских академиях?
    - Вообще никого не знаю. Проблемы с документами были всегда. Поэтому я и переехал.

    «МНОЙ ИНТЕРЕСОВАЛАСЬ «БЕНФИКА», НО НЕ СРОСЛОСЬ»

    - Чем привлекла Португалия?
    - Мне позвонил агент и предложил приехать на просмотр в «Насьональ». Клуб обещал решить все вопросы с документами, а мне нужно было решать: либо уезжать, либо заканчивать с футболом. Я гнался за мечтой, поэтому рванул на Мадейру. И меня взяли. На небольшие деньги, но они не имели значения. Мне нужно было играть, мне было 18 лет. Хватило месяца на адаптацию. В плане языка было сложно, да и в быту тоже: страна и культура вообще другие. В Англии команда вместе завтракает, тренируется, качается в зале, обедает. А в Португалии все чуточку проще. Там даже зарплаты большие только у пары-тройки лидеров, у остальные стандартные деньги. По российским меркам смешные.

    Тогда я начал жить один, не мог себе даже поесть приготовить. Но со временем это преодолеваешь. В «Насьонале» я пробыл год и мог остаться еще на какое-то время. Если бы продлил контракт.

    - Но?
    - Но не срослось. Агент посоветовал менять клуб. Сказал, что мной интересуются «Порту» и «Бенфика». Так и было, но на деле я остался без клуба. Туда меня не взяли, а из «Насьоналя» я уже ушел.

    - Почему потом не получилось в «Марбелье»?
    - Не дали рабочую визу. Вот и все. Нужно было сначала получать визу, а потом подписывать контракт. Получилось наоборот, глупая ситуация. Поэтому можно сказать я там и не числился.

    - Кажется, вам не повезло с агентами.
    - Я стал осторожнее к ним относиться. Советую молодым ребятам не быть наивными. Агенты могут быть разными. Лучше поддерживать связь, иметь контакты. Это важно, такова жизнь. Но нужно быть готовым, что агенты будут относиться так, как нужно им. Такая у них работа.

    «ЗВОНИЛ СЕМИНУ. ОН ПОЗВАЛ НА ПРОСМОТР»

    - В России футболом правят агенты.
    - Не только в России. Но у вас это очень заметно. В том числе поэтому возвращаться не хочется.

    - Вы не пробились в основу «Мордовии» и «Кубани». Может еще поэтому?
    - Была высокая конкуренция. В «Мордовии» был Антон Коченков, в «Кубани» - Александр Беленов. Но с другой стороны у меня не было выбора. После того, как не получилось в Испании, нужно было найти клуб. Я позвонил Юрию Семину и попросился на просмотр. Вариант с «Мордовией» у меня был еще после «Насьоналя», но тогда я не думал об этом и в каком-то смысле боялся. Чего? Что не вернусь в Европу.

    - Что Европа дает вам с точки зрения жизни?
    - Всегда приятно иметь друзей и знакомых из разных стран. В любой момент они могут тебе помочь или чему-то поспособствовать. Обрастаешь контактами. Если бы я сидел в России, у меня бы, наверное, не было вообще возможности уехать в Европу. Ну и уровень жизни тут получше.

    «ИЗРАИЛЬ – САМОЕ БЕЗОПАСНОЕ МЕСТО, ГДЕ Я БЫЛ»

    Никита Хайкин с Кубком Израиля. Фото с личной страницы игрока в соцсети Facebook

    - Как в Израиле? Там футбол любят?
    - Его скорее просто смотрят. Многие тут футбол всерьез не воспринимают, это не самый популярный досуг в стране, развивать его никто не хочет. Есть суперматчи между «Маккаби» из Хайфы и Тель-Авива, и «Хапоэлем». Вот на эти игры собирается по 20 тысяч человек, на нас в кубке как-то пришли 32 тысячи. Вроде народ смотрит, но, наверное, не понимает уровень этого футбола.

    - И какой у него уровень?
    - Безусловно он слаб. К сожалению. Если смотреть трезво, его уровень где-то в середине. У ряда клубов есть потенциал, некоторые иногда светятся в еврокубках. Но в этом году там никого нет. Вот и результат.

    - Чемпионат Израиля – уровень ФНЛ?
    - Ни в коем случае. По классу лидеры могли бы играть в российской премьер-лиге. Но у этих лидеров большой бюджет, у остальных в десятки раз меньше. Из Израиля народ переезжает в Европу, не боится пробовать. Футболисты сборной играют за «КПР», «Брайтон», «Олимпиакос», «Айнтрахт».

    - Зарплаты в израильском футболе большие?
    - Нет, но побольше, чем в Португалии. Но эта зарплата не отличается от зарплаты, скажем, врача. Но это моя. В «Маккаби» люди получают в разы больше.

    Хватает ли этих денег? В Израиле дорого жить. Дороже, чем в России. Уровень жизни высокий, погода хорошая, еда вкусная, много русских. Там классно. Израиль – самая безопасная страна, в которой я был.

    - Серьезно? Это один из главных военных эпицентров на Ближнем Востоке.
    - Ну не знаю. Здесь очень безопасно. Только тут видел, чтобы дети гуляли до полуночи, а родители не боялись за их жизнь.Все тут было спокойно.

    - Можно ли совмещать футбол с учебой?
    - Да, я так и делал. Недавно закончил университет по специальности спортивный менеджмент. Футбол моя жизнь, но помимо самой игры нужно в профессии развиваться. Карьера футболиста не вечна.

    В любой момент может получиться так, что нужно будет идти зарабатывать другим путем. Потому что нужно кушать и пить. Все люди должны получить образование. Для будущего, для саморазвития.

    - Так почему же не хочется возвращаться в Россию?
    - А смысл? Есть есть возможность попробовать себя в Европе, обрасти контактами. Вокруг меня уже сформировалась группа людей из Европы, многие говорят на разных языках. Я узнаю людей, и это круто.
    В Россию всегда успею вернуться. Но пока не горю желанием. Я всегда пытался оттуда уехать, так зачем возвращаться?

    «В РОССИИ ВАЖНО РАБОТАТЬ С ПРАВИЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ»

    - Что в таком случае не нравится в российском футболе?
    - Сложно ответить. Наверное, непрофессионализм. Или как назвать ситуацию, когда в «Кубани» я 6-7 месяцев не получал зарплату? Еще в России очень важно работать с правильными людьми. Без них у тебя ничего не получится.

    В том же Израиле попроще. Там последним клубом у меня был «Хапоэль», я туда перешел без помощи агента. Мне напрямую позвонил владелец клуба и предложил контракт.

    - Смоделируем ситуацию. У вас на руках два предложения: от середняка из России и середняка из Бельгии или Швейцарии. Куда пойдете?
    - По деньгам выгоднее было бы в России. Но меня интересует футбол, скорее всего я бы поехал в Европу. Я максимально реалистичен и все понимаю. Мне нужно играть. Так что тут вопрос приоритетов.

    - В России молодежь часто заваливают деньгами. И она сдает.
    - Большие зарплаты развращают. Плюс лимит. Я по большому счету против него. У РФС вроде был план по поводу лимита, а по факту в сборной четыре натурализованных футболиста. Несостыковки как бы на лицо. Но все перекрывает четвертьфинал чемпионата мира.

    «Я ПОХОЖ НА ЛЬОРИСА И ДЕ ХЕА»

    - Как охарактеризуете свои вратарские качества?
    - Говорят, по стилю я похож на Льориса и Де Хеа. Хороший прыжок, быстрые ноги, игра ими. В Израиле действовали от обороны, выходить в атаку пытались от ворот. Так что игра ногами только помогала.

    Вообще слежу за многими известными вратарями. Облаком, Куртуа, тер Штегеном, Нойером. Особенно интересен Кепа, и как он адаптируется в «Челси».

    - Есть ли клуб мечты?
    - Любой гранд. Если любой гранд пришел бы к не важно какому футболисту, он бы точно не отказал.

    - Самая необычная тренировка в карьере?
    - Мы с «Кубанью» были на сборе в Словении. Я, еще три вратаря и тренер вышли заниматься в дождь, был сильнейший ливень. Где-то слышались раскаты грома, но как таковой грозы не было. И в один момент в нескольких метрах от нас в ограждение ударила молния. Нас оглушило, мы все синхронно упали на землю. Было страшно, но в то же время смешно. Вот так нас чуть на тренировке не убило!Мы сразу оттуда свалили.

    - Чем сейчас занимаетесь?
    - Нахожусь в Англии в поиске клуба. Общаюсь с агентами. У меня были предложения из Израиля, но туда пока не хочу возвращаться. Хочу найти что-то в центральной Европе. Были варианты с клубом из Белоруссии. Я уже прошел просмотр здесь, в клубе третьего дивизиона. Но не срослось. Буду пробовать дальше.