Сергей Серебренников: Переход Ракицкого поставил Шевченко в непростое положение
30 января 18:30
автор: Августин Александр,

Сергей Серебренников: Переход Ракицкого поставил Шевченко в непростое положение

Бывший полузащитник киевского «Динамо» и сборной Украины, работающий сейчас агентом, поделился мнением о трансфере Ярослава Ракицкого из «Шахтера» в «Зенит».

«ВАРИАНТЫ НА ЗАМЕНУ – ПЛАСТУН, МАТВИЕНКО»

– Удивился ли я этому переходу? Нет, конечно. «Зенит» и в предыдущие годы предпринимал попытки заполучить Ракицкого. В агентской среде трансфер обсуждался. Так что все логично. Для «Зенита» Ракицкий – серьезное усиление. Добротный центральный левоногий защитник, игрок сборной Украины.

– Не завершилась ли для него на этом карьера в национальной команде?
– Все возможно. Абстрагироваться от кризиса во взаимоотношениях между Украиной и Россией сложно. Слишком много критики сейчас льется в адрес Ракицкого. Перед главным тренером сборной Украины Андреем Шевченко стоит непростой выбор.

– Однако Шевченко никогда не был политизированным человеком…
– Поэтому я и говорю: все возможно. Именно потому, что Шевченко – вне политики, у Ракицкого еще есть шанс сыграть за сборную. При другом тренере его бы точно не пригласили.

– В сборной Украины Ярославу есть замена?
– В принципе да. 22-летний левша из «Шахтера» Николай Матвиенко способен закрыть позицию. Есть опытный Игорь Пластун из «Гента». Конечно, у Ракицкого много плюсов, человек столько лет выступал на самом высоком уровне. Но варианты, повторюсь, у Шевченко есть.

«НЕ ИСКЛЮЧЕНО, В РОССИЮ ПОТЯНУТСЯ И ДРУГИЕ УКРАИНЦЫ»

– Как думаете, Ракицкий сделал правильный шаг?
– Конечно. Российский чемпионат по уровню превосходит украинский. Он принял новый вызов. Имею в виду футбол, а не ту волну, которая поднялась в сети.

– Теперь и другие украинцы могут потянуться в Россию?
– Понимаете, многие по известным причинам принципиально этого не сделают. А те, на кого политика не влияет, зачастую выбирают Европу. Топ-чемпионаты – приоритетное направление для ведущих украинских футболистов. Хотя, в РПЛ тоже можно засветиться, использовать Россию в качестве трамплина. Свежий пример – Леандро Паредес. После полутора сезонов в «Зените» аргентинец оказался в таком суперклубе, как «ПСЖ».

– То есть в РПЛ легионеры едут не только ради денег?
– Сейчас – уже нет.

– Тем не менее, число украинцев в нашей премьер-лиге сокращается. Еще год назад их было восемь, сейчас вместе с Ракицким стало трое…
– Можно усмотреть здесь всю ту же политику. Но поверьте, дальнейшие трансферы из Украины в Россию вовсе не исключены. Существует обоюдный интерес.

«ДВА БЕЛЬГИЙСКИХ КЛУБА ИНТЕРЕСУЮТСЯ АЗМУНОМ»

– Вы работаете в основном на бельгийском рынке. Насколько Европа заинтересована в легионерах с постсоветского пространства?
– Это перспективное направление. Идет глобализация. В последние годы европейцы плотно занялись Египтом. Завершающийся Кубок Азии привлек внимание к представителям этого региона, в частности, иранцам. Россия и бывшие республики СССР тоже внимательно мониторятся. Мне регулярно приходится давать консультации по разным футболистам. Если брать Бельгию, то число украинцев в местном чемпионате за последние 5-6 лет резко увеличилось. С россиянами сложнее. Все упирается в соотношение «цена – качество». Не все клубы готовы конкурировать с РПЛ по зарплатам.

– Представители каких команд РПЛ интересуют бельгийцев?
– В начале недели два клуба расспрашивали меня о Сердаре Азмуне из «Рубина». К нему очень большой интерес. На карандаше – игроки «Локо», «Спартака», «Краснодара». Называть фамилии не буду. Но не исключено, до 31 января какой-нибудь трансфер и состоится.

– Какое впечатление оставил в Бельгии Владимир Габулов, который в прошлом году завершил карьеру и ушел в госчиновники?
– Габулов – вратарь, а не забивной нападающий, поэтому ему сложно быть на слуху. В «Брюгге», когда Владимир пришел, была чехарда с голкиперами. В целом он команде помог. Внес лепту в чемпионство. А долгосрочных планов с Бельгией Габулов изначально не связывал. Ему было просто интересно на закате карьеры попробовать себя за границей.

Приятный парень, мы до сих пор общаемся.