Татьяна Тарасова: Мой отец не чувствовал поддержки от страны (видео) - Советский спорт

Матч-центр

  • 03перерыв
  • 6-й тур
    2-й тайм
    Виктория Пльзень
    Рома
    2
    1
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Аякс
    Бавария
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Бенфика
    АЕК Афины
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Шахтёр Д
    Лион
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Манчестер Сити
    Хоффенхайм
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Янг Бойз
    Ювентус
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Валенсия
    Манчестер Юнайтед
    0
    0
  • Хоккей06 декабря 2018 14:45Источник: «Советский спорт»Автор: Пономаренко Дмитрий, Лысенков Павел

    Татьяна Тарасова: Мой отец не чувствовал поддержки от страны (видео)

    Заслуженный тренер страны по фигурному катанию Татьяна Тарасова резко высказалась о памяти своего легендарного отца – великого хоккейного тренера Анатолия Владимировича Тарасова.

    В нынешнем декабре легендарному советскому тренеру, первооткрывателю хоккея с шайбой в нашей стране Анатолию Владимировичу Тарасову исполнилось бы 100 лет.

    По этому случаю в Государственной Думе РФ открылась выставка посвященная, как было указано в официальном пресс-релизе «отцу российского хоккея». На ней представлены уникальные фотографии из семейного архива Тарасовых. А также различные экспонаты, связанные с жизнью Анатолия Владимировича.

    Естественно, что принимала гостей на открытии выставки его не менее знаменитая дочь, прославившаяся, как наставник чемпионов уже в фигурном катании – Татьяна Анатольевна Тарасова, кроме всего прочего известная своими подчас резкими заявлениями в СМИ. За что, впрочем, ее уважают и спортсмены, и журналисты.

    «ЖАЛЬ, ЧТО ПАПА ЭТОГО НЕ ВИДИТ»

    - Мне очень жаль, что папа всего этого не видит. Он вообще никогда не чувствовал, что страна его поддерживает и будет им гордиться, - заявила Тарасова, придя на выставку. – Во всяком случае так было в последние двадцать лет его жизни. А я счастлива, что мне удалось до этого дожить. Увидеть, как здорово его вспоминают. Что открывают его памятник. Что сегодня получилась такая прекрасная выставка в Государственной думе. К сожалению, не все смогли пока попасть на ее открытие. Потому что внизу стоит еще целая толпа наших приглашенных. Порядка нет!

    …После такой бурной и слегка язвительной приветственной речи Татьяна Анатольевна отправилась рассматривать фотографии. А после экскурсии, усевшись на диван с огромным букетом цветов, чтобы дать интервью «Советскому спорту».

    Но интервью по большому счету не получилось. Вышел рассказ-монолог. По ходу которого железная леди фигурного катания, матерый тренер, известный несгибаемым характером превращалась на наших глазах в маленькую девочку, беззаветно влюбленную в своего отца. Влюбленную до сих пор. Вот ее рассказ. Тани Тарасовой – о своем папе.

    «ДОМА МЫ НА ЦЫПОЧКАХ ХОДИЛИ»

    - Все эти фотографии сохранил Леша, сын моей сестры, - рассказывает Тарасова. – Он очень любил деда. Обожал просто. И папа показывал ему фотографии, рассказывал о них. А Леша по характеру очень аккуратный – он все фотографии бережно складывал. И как сейчас оказалось, сберег очень много. Целые чемоданы! Поэтому сегодня и смогла открыться эта выставка. Все снимки на ней – из нашего семейного архива.

    - Каким Анатолий Тарасов был в домашней обстановке?
    - У нас был прекрасный отец! Многому нас учил. А многому мы сами учились, глядя на него. Но разговаривать дома, когда отец работал, мама нам не разрешала! У нас квартира была – две комнаты. И как отец с мамой в ней жили, так в ней и умерли. Поэтому, когда папа работал, мы ходили на цыпочках. А он дома работал почти всегда. Все время писал. Но в жизни был человек очень веселый. Любил компании. Когда его в 54 года освободили от работы в сборной, родители купили дачу. Там он сам сеял и пахал. И там же писал. Помню, что первым делом туда купили письменный стол. На даче папа себя чувствовал лучше, чем в квартире. Оттуда он ездил в институт физкультуры, где преподавал.

    «ПОСЛЕ МАТЧЕЙ ОТЦА ВСЕГДА РВАЛО»

    Понимаете… Я постоянно живу с ощущением, что сижу у папы на плечах, и мы куда-то идем. Он мне так и говорил всегда: «Дочка, иди на закорки». А потом сажал меня на плечи и бегал! Это он так свои ноги укреплял. Или целые километры нахаживал по окрестностям. А я болталась там вверху.

    Отец научил меня плавать, когда мы были в Гурзуфе. Они с мамой всегда там отдыхали в военном санатории. Спросил: «Хочешь плавать? Да. Тогда плыви». Ну я и поплыла. У нас в семье все было сразу понятно. Сестра Галя – всегда с книгой, ее будущее – литература. А я быстрая, резкая, ношусь, как ветер. Он чувствовал эту энергию во мне и многому учил.

    Я наблюдала, как он проводит игры. И не важно – насколько серьезный матч, но… Как бабушка говорила: «Если проиграл, иконы из дома выносить надо!». Это было нечасто, конечно.

    А еще, когда он после матчей домой приходил, его всегда рвало. Потому что давление было высокое. И всегда стресс. Выиграли, проиграли… Всегда одно и тоже. А трудился он при этом 24 часа в сутки. Мы-то это видели.

    «КАНАДСКИЕ ТРЕНЕРЫ АПЛОДИРОВАЛИ СОРОК МИНУТ»

    Вместе с папой мне посчастливилось побывать в Канаде, когда его пригласили туда читать лекции заокеанским тренерам, которые готовили профессионалов. Игроки тоже пришли. Помню, что целый зал собрался. Мы были с Галей. Она с отцом прилетела. А я тогда сидела с Ильей Куликом в США. Готовила его к олимпийским играм, у нас в Америке было одно выступление. И вот я на машине примчалась к папе в Канаду.

    Весь зал сорок минут стоял и аплодировал ему. А мы с Галей плакали. Потому что нам хотелось, чтобы ему и у нас в стране вот также хлопали. И чтоб он это чувствовал и видел.

    Конечно, и на Родине его уважали. Когда папа уже на костылях приходил во дворец спорта, его всегда пускали с 10-го подъезда. Сколько бы народу на матче не было. И вот когда он входил, зал всегда вставал. Потому что там на трибунах были люди, которые любили хоккей. Не руководители партии и правительства, а просто болельщики, влюбленные в этот вид спорта.

    «ЦСКА НЕ НАЗВАЛ В ЧЕСТЬ ТАРАСОВА НИ ДВОРЕЦ, НИ ШКОЛУ»

    Папа отдал ЦСКА всю жизнь. Они с мамой даже жили там поначалу, в пожарке, в комнатке на шесть квадратных метров. А ЦСКА так и не дал имя отца ни своей школе, ни хоккейному дворцу. Ни увековечил никак имя своего великого тренера, который создал хоккей в нашей стране. А уж про армейский и говорить нечего.

    Потому что папа был человек военный. И что такое порядок, мы в нашем доме знали! И знаем его до сих пор.

    - При этом он не сразу признал в вас равного себе великого тренера…
    - Это известная история. Я вернулась с Зимних игр, где мои ученики стали чемпионами. А у нас было заведено – когда папа или потом я возвращались с крупных турниров, дома всегда накрывали стол. И вот только после моей пятой по счету Олимпиады, отец мне сказал: «Ну здравствуй, коллега».

    Вообще, характер у отца был непростой, разный. Но для работы – гениальный. Он всегда был веселым и остроумным. И большой выдумщик! Такие тренировки придумывал, что зал в ЦСКА был забит людьми каждый божий день. Люди просто приходили посмотреть – как он работает с армейцами. Мне кажется, что в авиационном институте, который был напротив, из-за этого постоянно занятия срывались. Люди приходили просто с улицы. И никто не боялся их пускать! Это было удивительно.

    «НЕ ЛЮБЯТ У НАС ТАЛАНТЫ»

    Спасибо, папа! Что вы с мамой родили нас в очень тяжелые годы. И сделали нас счастливыми. Потому что мы жили в очень большой любви. У нас была настоящая семья. Где мы готовы были друг за друга… Даже не знаю, как постоять!

    - Вы сказали, что в последние годы жизни Анатолия Владимировича мало ценили…
    - Ну и что тут непонятного? Если его сняли в 54 года! И потом уже никуда не назначили. Все говорили – незаменимых у нас нет. А вот оказывается, что есть незаменимые! А произошло так, потому что у нас не любят таланты. Вот уже 25 лет прошло с того момента, как он умер. А если бы я не жила… Кто бы сделал такую выставку? Кто открыл памятник? Да никто!