Борьба с допингом: Новый год мы начали не с того
03 января 08:00
автор: Николай Яременко

Борьба с допингом: Новый год мы начали не с того

Не подавать апелляцию было бы лучшим выбором для той стратегии, которую должна была избрать Россия. Но – увы… Теперь попытаемся разобраться, что будет дальше. И как мы проживем наступивший год в сфере противостояния допингу.

ЗРЯ МЫ ПОДАЛИ АПЕЛЛЯЦИЮ

Наверное, было у нас в стране только два человека, которые на излете прошлого года активно говорили, что ни в коем случае нельзя подавать апелляцию на решение WADA – это наш главный редактор Николай Яременко, а также гендир РУСАДА Юрий Ганус. Кейс, связанный с главой РУСАДА, интересен еще и тем, что г-н Ганус фактически пошел против системы, частью которой он, по идее, должен являться. Не случайно даже газета «Ведомости», определяя разнообразных «людей года», дала Ганусу необычный титул – «загадка года».

Дадим короткие пояснения, почему ни в коем случае нельзя было подавать апелляцию на решение WADA.

Во-первых, у WADA, как мы хорошо видели, есть абсолютно прозрачная позиция и при этом имеются совершенно неопровержимые доказательства того, что российская сторона манипулировала базами данных, связанными с допинг-пробами. Одно дело, когда судился в CAS Виталий Мутко (оправдан не был, но получил куда меньшее наказание, чем было вынесено изначально) – обвинение в халатности с него не сняли, но наказание фактически привели в соответствие со степенью правонарушения спортивного экс-министра. Другое дело, когда мы с ног до головы испачканы в известной субстанции и никаких контрдоводов у нас нет вообще (если не считать, конечно, рассуждения о том, что они у нас были, но к ним не прислушались).

Во-вторых, тут надо будет привести некоторые юридические аспекты того, как будет проходить разбирательство в суде – оно несколько отличается от привычного для многих гражданского или уголовного судопроизводства.

Если бы мы не подавали апелляцию в 21-дневный срок, то аккурат накануне Нового года решение вступило бы в силу, начался бы с этого момента отсчет 4-летней дисквалификации. Не поехали бы с флагом и гимном все как сборная, поехали бы только «чистые» и «нейтральные», пропустили бы мы, замазанные в допинге, в таком качестве Игры в Токио-2020 и Игры в Пекине-2022. И на этом поставили бы точку. Ганус настаивал именно на таком варианте (его пряма речь – чуть ниже), но сверху раздался суровый окрик: мнение гендира РУСАДА – это не мнение РУСАДА (что само по себе забавно). И решение вынес некий «Наблюдательный совет РУСАДА». Подробностей мы не знаем. Кроме разве что того факта, что Елена Исинбаева воздержалась при голосовании (и это дает еще один повод счесть: она не только красавица, но еще и умница – говорим об этом, поверьте, без всякой кажущейся иронии: противостоять государственному натиску и напору не каждому под силу). Наблюдательный совет принял решение не соглашаться с вердиктом WADA, то есть принял позицию вовсе не Гануса. Как честный человек Ганус может дальше либо увольняться (но кому от этого будет лучше? Да и что он этим кому-то докажет?), либо продолжать всеми силами настаивать на своей правоте. Что он и сделал, написав отдельно свое сопроводительное письмо с «особым мнением».

Тут в интервью РИА Новостям иронизировал председатель наблюдательного совета РУСАДА Александр Ивлев: «Интересно посмотреть, что написал Юрий Ганус в личном письме, которое он отправил во Всемирное антидопинговое агентство вместе с решением о несогласии с вердиктом исполкома WADA». Очень тонко один из коллег по цеху посмеялся: «Так узнайте, Александр! Вам легко помогут те специалисты, которую ту самую базу данных подменили. Мало того, если пораскинуть мозгами, можно это письмо даже переписать. Ну, опять же как ту базу. Вперед!»

И еще несколько слов об особенностях судопроизводства в Лозанне. Мы немного искажаем суть, когда говорим про подачу апелляции. Здесь все не совсем так происходит – мы упрощаем немного. Мы либо принимаем решение (и тогда оно вступает в силу), либо заявляем, что не принимаем его. Тогда WADA само идет в суд, само является там истцом и на него ложится бремя доказательств.

В том, что доказательств хватит, сомневаться не приходится. Но тут уже дело в процедурах. Две-три недели дается WADA на передачу документов в суд (там на деле огромный пакет документов, в который входят письмо-уведомление от совета учредителей, сопроводительное письмо генерального директора РУСАДА, перевод протокола совета учредителей, письмо офицера по этике). Потом около двух недель отводится назначению арбитров. Дальше – процесс. Минимум – три месяца. То есть самое раннее – конец апреля. Но это – минимум. В абсолютно прозрачных делах, которые виделись абсолютно простыми, время затягивалось. Тот же Мутко, который сам отводил максимум полгода (а эксперты настаивали, что все будет намного быстрее), получил решение спустя 9-10 месяцев.

Что произойдет, если и тут слушания затянутся? А они точно затянутся, весь вопрос только в том – на сколько именно. Если решение вступит в силу в августе или позже – на Игры в Токио мы едем, но пропустим Пекин-2022 и Париж-2024. При этом Париж – по собственной глупости. Но ведь нам с вами никто в январе-феврале не назовет дату объявления вердикта. А раз так – до самого первого дня Олимпиады в Токио все наши спортсмены, вся наша сборная будут дрожать: поедем – не поедем, допустят – не допустят. И кому нужна вот такая нервотрепка?

Нужна, наверное, только тем чиновникам, которые ведут себя как временщики, желающие лишь продлить свое пребывание в спортивной сфере и у удобных финансовых ручейков.

Но и это еще не все.

Спортивный арбитражный суд, когда примет дело к рассмотрению, имеет право пригласить к участию в слушаниях и третью сторону. И кто будет этой третьей стороной – пока никто не знает. Это нам кажется, что должны позвать наших спортсменов. Мол, они пострадали. Но с точки зрения CAS к ним можно по-разному отнестись: можно – как к соучастникам глобального допинг-преступления. Все знали, но продолжали оставаться в системе.

А многим в мире кажется совсем по-другому: позвать в качестве потенциальных жертв этой ситуации могут тех чистых атлетов, чьи шансы страдают в соревнованиях с напичканными допингом спортсменами.

А к чему это все логичным образом может привести? К тому что – санкции против нас могут ужесточить еще сильнее.

САНКЦИИ МОГУТ УЖЕСТОЧИТЬ

Об этом говорил в один из последних рабочих дней минувшего года гендир РУСАДА Юрий Ганус:

Санкции WADA предполагают, что Россию на четыре года отстранят от международных спортивных соревнований. Также страна не сможет выступать организатором турниров, а российским спортсменам запретят выступать на Олимпиадах чемпионатах мира. Разбирательства пройдут в CAS в 2020 году. Однако санкции против России могут ужесточить по требованию третьей стороны. Дело в том, что публичные слушания раскроют миру обоснования решений WADA, те кейсы, которые были изменены. Требование не смягчить, а ужесточить санкции это очень серьезные риски.

Ганус утверждает (и пока оснований не верить ему у нас нет), что у российской стороны нет твердых аргументов, с которыми она выступит в суде. Основные вопросы WADA, на которые чиновники российского спорта не могут дать внятного ответа касаются того, каким образом вносились изменения в базу данных Московской антидопинговой лаборатории. Версия Следственного комитета о том, что Григорий Родченков удаленно менял данные, кажется руководителю РУСАДА сомнительной:

Наверное, у СК есть свои аргументы. Но есть вопросы, почему в январе 2019 года было удалено столько-то файлов, почему база по определенным годам имеет различия в записи. Мы же знали, что передавалась еще одна база. Информацию о том, что эти данные хранились на компьютерах 2003 года, нельзя назвать никак иначе, как стремной. Я могу предположить, что Родченков мог дать поручение, чтобы кто-то мог внести изменения. Но база находилась уже под контролем группы передачи. Мне сложно представить, что он мог иметь удаленный доступ.

Чистых спортсменов нужно было защищать в первую очередь, но этого никто не сделал:

Я убежден, что о чистых спортсменов нужно было заботиться заранее, чтобы не загонять наш спорт в такую пропасть. Наша работа направлена на участие чистых спортсменов на Олимпийских и Паралимпийских играх. Виноватых в катастрофе российского спорта найти не смогут. Кризис возник сумасшедший. Такого не было еще никогда. Идет уже пятый год выхода из этой ситуации. Впереди у нас как минимум четыре года. И пока риторика, которая продолжается, оптимизма не внушает.

Статьи по теме:

FAQ по решению WADA

На Олимпиаду поедут трое. Комментарий Николая Яременко

«Прежде, чем проклинать Россию, посмотрите на WADA». Обзор СМИ

Россия пропустит еще и Игры в Париже-2024?

Допинг: опять не исправляемся, а ищем, кого назначить виноватым

Как мир хочет наказать Россию