«Это решение дружно поддержано всеми советскими спортсменами»
08 мая 10:00
автор: Юрий Волохов,

«Это решение дружно поддержано всеми советскими спортсменами»

8 мая 1984 года СССР объявил о бойкоте Олимпиады в Лос-Анджелесе

«МЫ ГОТОВИМСЯ К ИГРАМ И НЕ ОПУСТИМСЯ ДО УРОВНЯ КАРТЕРА»

Изначально речь о бойкоте не шла, советские спортсмены начали подготовку к Играм-84, полным ходом шло финансирование сборов. Об участии в Олимпиаде в Лос-Анджелесе советские власти заверяли руководителей МОК на самом высоком уровне.

Например, известны слова члена Политбюро ЦК КПСС Гейдара Алиева, сказанные им 20 декабря 1982 года на встрече в Кремле с президентом МОК Хуаном Антонио Самаранчем: «Мы готовимся к Играм в Лос-Анджелесе. И хотя до нас доходят разговоры о возможном бойкоте с нашей стороны, мы никогда не опустимся до уровня Картера».

Алиев имел в виду президента США Джимми Картера, который в 1980 году призвал бойкотировать Олимпиаду в Москве из-за ввода советских войск в Афганистан. Тогда бойкот поддержали 36 стран.

Но настроения в советской верхушке менялись.

На имя недавно назначенного председателя Спорткомитета СССР Марата Грамова из ЦК КПСС и КГБ постоянно приходили рекомендации по поводу будущей Олимпиады.

Например, предлагалось критиковать организаторов Игр-84 всеми имеющимися средствами.

Так вице-президент Международного олимпийского комитета Виталий Смирнов обрушился с трибуны 85-й сессии МОК с критикой на хозяев предстоящей Олимпиады. Они установили слишком высокие цены за проживание атлетов в Олимпийской деревне, что поставило под сомнение возможность поездки в Лос-Анджелес команд Восточной Европы и Африки. Вызывающим назвал Смирнов и решение Лос-Анджелеса не проводить предолимпийские соревнования.

В октябре 1983 года в США вылетела советская делегация во главе с заместителем председателя Спорткомитета СССР Анатолием Колесовым.

Организаторы Игр почему-то не разрешили советской делегации лететь в Лос-Анджелес чартерным рейсом «Аэрофлота». Советская делегация долетела до Нью-Йорка, затем пересела на самолет американской авиакомпании. Организаторы ответили отказом принять в порту Лос-Анджелеса на время Игр советский теплоход «Грузия» (как это было, например, в 1956 году в Мельбурне, в 1976-м — в Монреале, затем в 1988-м в Сеуле).

Однако главным аргументом, повлиявшим на настроение советских гостей, стало, по словам Колесова, отсутствие письменных гарантий (на государственном уровне) безопасности для олимпийцев из СССР.

Впечатления от поездки были самые негативные, и они добавили серьезные аргументы сторонникам бойкота Игр-84.

РЕШЕНИЕ О БОЙКОТЕ ПРИНЯЛИ ТРИ ЧЕЛОВЕКА

В апреле 1983 года выпускник саратовской Высшей партийной школы Марат Грамов сменил на должности председателя Спорткомитета СССР Сергея Павлова. При Грамове советские спортсмены на зимней Олимпиаде в Сараево в феврале 1984 года уступили лидерство в общекомандном зачете атлетам из ГДР. Очевидцы тех событий говорят, что для Грамова это было серьезным ударом. Очевидно, он был не уверен в том, что в недружественной Америке советские спортсмены завоюют первое место. Поражение от американцев да еще на территории главного идеологического противника могло стоить Грамову кресла. Как не проиграть американцам? Очень просто – не ездить на Игры.

Чем ближе была Олимпиада, тем сильнее накалялась атмосфера.

Нужно учесть еще один факт: в феврале 1984 года умер генсек ЦК КПСС Юрий Андропов. Он спортом интересовался, хотя вряд ли был заядлым болельщиком. Сменивший его Константин Черненко к спорту был равнодушен, к тому же в это время он уже был совершенно больным человеком. На него большое влияние оказывал министр иностранных дел Андрей Громыко, не сильно жаловавший Соединенные Штаты.

Нужен был повод. Все зацепились за «гарантии безопасности советским спортсменам», которые американская сторона не хотела обеспечивать.

29 апреля 1984 года. Председатель Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР Марат Грамов направил записку в ЦК КПСС «О сложившейся ситуации в связи с Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе».

В ней были изложены главные требования к организаторам Игр-84: письменная гарантия безопасности на государственном уровне, недопущение шантажа и враждебных акций. В записке обосновывалась нецелесообразность участия советских атлетов в Олимпиаде.

5 мая 1984 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Черненко подписал постановление Политбюро о неучастии советской команды в летних Олимпийских играх в Лос-Анджелесе. Документ состоял из четырех пунктов:

1. Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании.

2. Отделам пропаганды, внешнеполитической пропаганды, Международному отделу, Отделу ЦК КПСС совместно со Спорткомитетом СССР, МИД СССР и КГБ СССР подготовить соответствующие документы Национального олимпийского комитета СССР, имея в виду опубликовать их в конце мая 1984 г. Разработать пропагандистские меры, которые позволили бы создать благоприятное для нас общественное мнение в мире и убедительно показать ответственность США за неучастие советских спортсменов в Олимпийских играх.

3. В доверительном порядке информировать ЦК братских партий социалистических стран о нашей позиции и высказать просьбу о ее поддержке.

Провести в мае 1984 г. в г. Москве рабочую встречу представителей ЦК братских партий социалистических стран.

4. Положительно отнестись к предложению Спорткомитета СССР о проведении в 1984 году в социалистических странах спортивных соревнований по олимпийской программе. Внести указанный вопрос на обсуждение встречи представителей ЦК братских стран.

Впоследствии Виталий Смирнов вспоминал, что все решили три человека - Черненко, Громыко и Грамов.

8 мая 1984 года

Более 400 участников пленума НОК СССР единогласно проголосовали за то, чтобы не посылать советских олимпийцев в Лос-Анджелес. Это решение было принято «по просьбе трудящихся» и «дружно поддержано всеми советскими спортсменами».

САМАРАНЧ: ЗНАЛ, ЧТО НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИТСЯ, НО ПОЛЕТЕЛ В МОСКВУ

Вспоминает Анатолий Колесов:

— Вы бы видели, как голосовали участники пленума после слов Грамова: «Кто за то, чтобы не участвовать в Играх?». Я посмотрел в зал – все подняли руки, но опустили лица. Стыдно было… Мы ощущали себя преступниками. В первую очередь перед спортсменами, которые собственное здоровье положили на то, чтобы отобраться на эту Олимпиаду. Целое поколение спортсменов тогда погибло. У многих сломались судьбы…

Вспоминает Людмила Кондратьева, олимпийская чемпионка-80 в беге на 100 м:

— О том, что Игры в США пройдут без нас, я узнала от массажиста команды на предолимпийских сборах в Болгарии. Первая реакция: этого не может быть! Сразу же включила радио, а там как раз передают официальное сообщение, что Советский Союз отказался от поездки на Олимпиаду.

С той минуты сезон для меня закончился, пропала всякая охота тренироваться. Ладно я, в моей жизни уже были Олимпийские игры, а каково было тем, кто только собирался стать олимпийцем! На них было страшно смотреть.

Вспоминает Хуан Антонио Самаранч:

— Утром 8 мая я был в нью-йоркском аэропорту. Ждал посадки на рейс в Вашингтон, где договорился о встрече с президентом США Рональдом Рейганом: надеялся получить от него официальные гарантии безопасности для олимпийцев. Когда мне сообщили о том, что в Москве экстренно созван пленум НОК, сразу понял, что должно произойти наихудшее. И действительно, через час в Вашингтоне узнал о бойкоте. Рейган тоже был расстроен. «Давайте я лично приглашу Черненко вместе со мной возглавить церемонию открытия Игр в Лос-Анджелесе», — неожиданно предложил он. Это было, на мой взгляд, спасительное решение, и я ухватился за него: «Если вы напишете такое послание советскому руководителю, готов прямо сегодня вылететь в Москву, чтобы передать его». Но в этот момент вмешался кто-то из помощников Рейгана: «Это решение весьма деликатное, господин президент, — сказал он. — Прежде чем принять его, неплохо бы посоветоваться с госсекретарем…»

10 мая 1984 года

Самаранч прилетел в Москву, надеясь на встречу с Черненко, но вместо генерального секретаря ему предложили встречу с заместителем председателя Совмина СССР Николаем Талызиным, который не имел к обсуждаемом вопросу никакого отношения. К тому же совершенно не разбирался в спорте. Это было оскорбительно для президента МОК. Талызин получил единственное задание — огласить решение политбюро. А потому вел себя соответственно. Вот небольшая выдержка из стенограммы беседы.

Самаранч: «Вы имеете отношение к международным спортивным связям?»

Талызин: «Имею. У меня функции в правительстве такие: я занимаюсь Советом экономической взаимопомощи. В рамках СЭВ решаются только экономические вопросы. Мы организуем совместными усилиями крупные экономические проекты. В свое время совместными усилиями мы построили нефтепровод из Сибири в социалистические страны, газопровод, ряд других объектов… Господин Самаранч, у нас нет определенного порядка встречи. Может быть, сначала вы сами скажете…»

По возвращении из Москвы президент МОК рассказал: «Я знал, что из этого ничего не получится. Поехал в Москву только для истории. Я должен был показать, что сделал все возможное». Позднее, в приватной беседе в кругу близких Самаранч выразился более прямолинейно: «Пошли они к черту. Проигравшая сторона — это они».

«ДРУЖБА-84 ВМЕСТО ОЛИМПИАДЫ»

Бойкот поддержало большинство союзников Москвы по соцблоку, в том числе такие сильные спортивные державы, как ГДР, Куба и Венгрия.

Для спортсменов были организованы утешительные состязания «Дружба-84» с участием 17 стран по олимпийской программе. По золотым медалям и суммарному количеству наград Советский Союз опередил занявшую второе место в зачете команду ГДР более чем в два раза.

Очевидно, что практические все страны соцлагеря были способны выиграть по нескольку золотых медалей. СССР и ГДР боролись бы за общекомандную победу. Неслучайно Румыния, до этого особо не блиставшая на летних Олимпиадах, заняла в Лос-Анджелесе второе общекомандное место. Правда, с гигантским отставанием от атлетов США.

Во время закрытия Игр диктор на стадионе в Лос-Анджелесе объявил: «Спасибо вам, генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Черненко, за то, что вы завоевали для США больше золотых медалей, чем любой спортсмен за всю историю».

В 90-е годы после окончания Холодной войны по инициативе Самаранча в устав МОК были внесены поправки, позволяющие за призывы к политическим бойкотам дисквалифицировать страны на следующие Игры и даже исключать из олимпийского движения.

ПРИБЫЛЬ – 223 МЛН

Олимпиада в Лос-Анджелесе прошла с 28 июля по 12 августа 1984 года. Эти Олимпийские игры организовывались без финансового участия государства и были первыми, принесшими ощутимую прибыль в размере 223 миллионов долларов.

СТРАНЫ, ПОДДЕРЖАВШИЕ БОЙКОТ ОЛИМПИАДЫ-84

Афганистан, Болгария, Куба, Чехословакия, Эфиопия, ГДР, Венгрия, КНДР, Лаос, Монголия, Польша, Верхняя Вольта, Вьетнам, Демократическая Республика Йемен.

Бойкот из стран социалистического лагеря не поддержали Китай, Румыния и Югославия.