Андрей Рублев: Однажды мне предложили сыграть договорняк
18 июля 17:00
автор: Юлия Григорьевская

Андрей Рублев: Однажды мне предложили сыграть договорняк

Победитель «Кубка Кремля», 14-я ракетка мира рассказал о договорных матчах и своем отношении к трехсетовой системе.

«САМ ГОТОВИТЬ ДАЖЕ НЕ ПЫТАЮСЬ»

– Инсайдеры сообщают, что большинство теннисистов, кроме американских, против проведения US Open на тех условиях, которые предлагают организаторы. Если вы тоже против, то примите ли участие в турнире? Тем более, его проведение уже подтвердили.
– Лично я в любом случае буду играть, потому что скучаю по теннису. Хочу появиться на корте. Посмотрим, какой будет официальная позиция участников. Я не присутствовал на собрании, когда общались со всеми теннисистами, поэтому знаю про ограничения только поверхностно.

– Ваш отец – успешный ресторатор. В сентябре вы сами презентовали новый ресторан в Барселоне. Это влияет на вашу жизнь или это просто бизнес, которым управляют какие-то люди? И умеете ли готовить?
– Не могу сказать, что папа какой-то ресторатор. Он больше работает в этом бизнесе. Группа людей открыла в Барселоне ресторан, и он просто помог. Нет такого, чтобы я что-то свое сделал. А что касается готовки, я даже пробовать не пытаюсь. Не мое.

– Какая ваша любимая кухня?
– Ко всем кухням хорошо отношусь. Но получается, что на турнирах чаще ем японские блюда.

– Где чаще питаетесь: дома или в ресторанах?
– Если брать турниры, то это рестораны. Если нахожусь в Москве, то могу пойти куда-нибудь с друзьями. Когда тренировался в Барселоне, то ел в клубе.

«МУЗЫКА – НА ВТОРОМ МЕСТЕ ПОСЛЕ ТЕННИСА»

– У вас репутация человека, фанатично преданного теннису, но были и другие увлечения. В 2015 году со своей музыкальной группой вы записывали кавер на песню группы One Direction. Даже клип сняли. Было ли продолжение той истории или музыка осталась в прошлом?
– Это не моя группа, просто я «подклеился» к ребятам, которые собирались делать этот клип. Я постоял рядом. А музыка мне с детства нравится. Недавно брал уроки по игре на гитаре у преподавателя. После тенниса музыка занимает самую большую часть моего времени. Даже учусь писать музыку на разных редакторах.

– Болельщики называют вас, Даниила Медведева и Карена Хачанова «большой русской тройкой». Как вам сравнение с оригинальной «Большой тройкой»? И когда молодые теннисисты начнут на постоянной основе обыгрывать Роджера Федерера, Новака Джоковича и Рафаэля Надаля?
– У меня даже мыслей нет сравнивать нас с этим трио. Просто так сложилось, что мы втроем входим в топ-20. А что касается молодых ребят, этот процесс потихоньку идет. Все чаще молодые теннисисты побеждают топовых игроков.

– В прошлом сезоне вы обыграли в Цинциннати Федерера, а в следующем круге уступили Медведеву. Даниил тогда реально был машиной?
– В том матче против Федерера сошлись все звезды. Не описать словами, как я был рад успеху. После матча стал даже больше уважать Роджера. Весь турнир стал для меня загадкой. Я забыл на него заявиться, приехал на дурака, но кто-то снялся с квалификации и я попал в число участников последним. Не было такого, чтобы я как-то особенно хорошо был готов. Для меня вообще стало подарком, что попал в сетку. Даня меня вернул с небес на землю. Он тогда был готов к высоким результатам, которые и показывал.

– Перед началом того сезона Медведев говорил, что пересмотрел свое отношение к питанию. Как много времени вы уделяете своему питанию, и что можете себе позволить из вкусного, но вредного?
– У меня нет какой-то диеты. Особо за питанием не слежу. В этом моя ошибка. Следить надо. Но когда идут турниры, стараюсь не есть тяжелого, пытаюсь правильно питаться, но это далеко от того, как должно быть. Так получилось, что я не люблю сладкое, но зато люблю чипсы и все такое. Правда во время турниров стараюсь их не есть. Могу себе позволить чипсы, если есть пара дней паузы между турнирами.

– Ник Кирьос готовится к US Open и собирается брать с собой на турнир костюм химзащиты. Слышали об этом?
– Нет, не слышал. У меня все будет как обычно. Ничего дополнительно не возьму. Разве что санитайзер для рук.

«Я ПРОТИВ ТРЕХСЕТОВЫХ МАТЧЕЙ НА «ШЛЕМАХ»

– За последние годы вы много играли в парном разряде. Насколько вам это интересно?
– Я отношусь к парному разряду серьезно, потому что это часто помогает. Когда приезжаю на какой-то турнир, могу не чувствовать корт, атмосферу. А пары играют перед одиночными соревнованиями. Появляется возможность потренироваться и поймать эти ощущения, посмотреть, как играется, потому что когда ты играешь на тренировках, это совсем не то. Эмоции совершенно другие. А парный матч – как подготовка к одиночной встрече. Если получается побеждать в парных матчах – отлично! Я стараюсь бороться за любые титулы. Если получится выиграть «Мастерс» – это будет супер, но я понимаю, что это не потому, что мы к нему хорошо готовились, разрабатывали какую-то тактику, тренировали комбинации. На турнирах «Большого шлема» это тяжело, потому что ты играешь одиночку, и тебе на следующий день или в этот же день играть пару, что физически сложно. Я играл пару в этом году на Australian Open, а на Уимблдоне никогда не играл пару, потому что парные матчи там состоят из пяти сетов, а это уже другая история.

– В теннисе многие жалуются на засилье договорных матчей, особенно на низших турнирах. Вы сталкивались с этой проблемой?
– С подозрительными соперниками пока еще не сталкивался. А по поводу предложений о договорнике – мне один раз написали. Пришлось сообщить об этом и пожаловаться. Мы не можем не сообщать о таких фактах, согласно правилам. Больше такого не было и, надеюсь, не будет. В мировом теннисе я не знаю таких случаев. Наверное, когда-то они были, но сейчас это очень трудно сделать, потому что все отслеживается.

– Вы сталкивались со ставочными хейтерами, которые терроризируют теннисистов?
– Постоянно. На каждом матче. Даже когда выигрываю, могут сказать, что я что-то купил. Это часть нашей профессии.

– Помогает закалять характер общение с такими личностями?
– А я с ними не общаюсь. Понял, что это такое и как-то холодно к этому отношусь.

– Вы очень хорошо общаетесь с вашим тренером Фернандо Висенте, хотя у вас 20 лет разницы.
– У нас с ним теплые отношения. Он очень простой человек, и мы понимаем друг друга. С ним всегда весело, он все время прикалывается. Он классный в прошлом игрок и ему есть, что рассказать. Я наслышан разных историй, что он вытворял, он очень смешной. Надо побыть рядом, чтобы это понять.

– Система из трех сетов, которую хотят предложить американцы, это же круто? Это блиц, который не будет включать в себя мыльных опер, когда люди рубились по 11 часов. А здесь три сета и пошел отдыхать?
– Нет-нет. Я наоборот за борьбу из пяти сетов. В этом и есть особенность турниров Большого шлема. 11-часовой матч был между Изнером и Маю. О нем все говорят. Я думаю, Изнер его тоже помнит, как что-то особенное. Не думаю, что он его вспоминает, как ужасный матч. Уверен, для него этот матч очень многое значит в карьере. Если бы играли его из трех сетов, не было бы столько воспоминаний и разговоров.

– Какой самый продолжительный и запоминающийся матч в вашей карьере?
– Самый длинный – часа четыре с половиной. А запоминающихся было много. Даже в том году было много хороших побед. Один матч не могу выбрать.