Кто виноват в смерти боксера Максима Дадашева?
24 июля 09:00
автор: Владислав Усачев,

Кто виноват в смерти боксера Максима Дадашева?

«Советский спорт» анализирует действия всех лиц, принявших участие в поединке, который привел к смерти российского боксера Максима Дадашева.

Напомним, что во вторник Дадашев скончался из-за остановки сердца. Россиянин был доставлен в больницу после поединка с пуэрториканцем Субриэлем Матиасом. Дадашеву была проведена операция, но через три дня 28-летний спортсмен умер.

ВРАЧИ

Проанализируем действия медиков. Максим Дадашев не сумел дойти до своей раздевалки и его уложили на носилки при выходе из зрительского зала. Затем его отправили в госпиталь, где быстро поставили диагноз и провели двухчасовую операцию.

Трепанация черепа прошла успешно. Но спустя три дня спортсмен умер из-за остановки сердца. Наверное, к действиям медиков нет никаких претензий. Они сделали все, что было их силах и оказали помощь насколько быстро, насколько это было возможно.

Пример вины врачей: Трагедия Магомеда Абдусаламова. После боя с Майком Пересом россиянин жаловался на боли в голове, но врачи отказали в госпитализации, и Магомеду пришлось добираться до больницы своим ходом. Время было упущено. Через несколько часов Абдусаламова ввели в состояние искусственной комы. А несколько дней спустя он перенес инсульт. Боксер выжил, но правая часть тела Абдусаламова оказалась парализованной.

В итоге власти штата Нью-Йорк согласились выплатить 22 миллиона долларов по иску родственников российского боксера за халатность проявленную врачами.

В случае с Дадашев ни о какой халатности речи быть не может.

Вердикт: вина отсутствует

ТРЕНЕР

Тренер – это первый человек, который подвергается критике после любых проблем своего подопечного. Естественно, найдутся и те, кто скажет, что «Бадди Макгирт не остановил бой вовремя».

К сожалению, это «вовремя» становится понятно только постфактум. Как определить критический момент? Если посмотреть на оценки раундов независимого судьи портала BoxingScene, Дадашев выиграл восьмой раунд и на этот момент счет был 5-3 в пользу его соперника Матиаса. То есть россиянин за четыре раунда до конца сохранял возможность выиграть бой.

Отсюда можно сделать вывод, что критический момент наступил позже. Следующие раунды Дадашев проиграл. По словам Макгирта где-то в это время специалист впервые подумал о том, чтобы снять своего боксера с боя.

Терпение Макгирта закончилось после 11-го раунда. Поведение и слова Бадди в перерыве дают четкую картину: тренер был главным, а может и единственным человеком в углу Дадашева, который хотел прекратить бой немедленно. Больше никто из команды Максима не проявил желания остановить бой. Более того, казалось, что люди, находившиеся в углу, готовят Максима к следующему раунду. Макгирт даже крикнул на переводчика, чтобы тот помог ему уговорить Дадашева сняться с боя.

Макгирт проявил себе как человек, который был заинтересован в сохранении здоровья Дадашева больше, чем все остальные. Пожалуй, именно тренер виноват в трагедии меньше всех.

Пример вины тренера: Бесспорной вина тренера была во время боя Джеральда Маклеллана и Найджела Бенна в 1995 году. К большим высотам Маклеллана привел Эмануэль Стюард, но попав под влияние промоутера Дона Кинга, боксер убрал своего наставника и его заменил лояльный Кингу Стэн Джонсон.

В первом же раунде Маклеллан отправил Бенна в нокдаун, выбросив того за пределы ринга, но британец успел вернуться и продолжить бой. В конце шестого раунда Бенн наносит три удара в затылок соперника.

По словам сестры МаклелланаЛизы, в конце 6-го и 8-го раундов Джеральд говорил своему тренеру: «Я больше не хочу боксировать, не понимаю что со мной, но мне очень плохо». Однако, поставленному Кингом «коучу» было плевать на состояние своего подопечного, его волновала лишь финансовая составляющая.

В восьмом раунде Маклеллан вновь отправил Бенна в нокдаун, но после 10-го раунда опять просит тренера остановить встречу, но поскольку Маклеллан лидировал на судейских записках, Джонсон вновь отправляет его в бой. И уже Бенн дважды отправляет Джеральда в нокдаун. После второго нокдауна Маклеллан безжизненной походкой возвращается в свой угол. Спустя минуту он теряет сознание. Боксер оказался навсегда парализован ниже пояса, полностью ослеп и потерял слух на 80%. Джеральд больше ничего не помнил о своей прошлой жизни.

Джонсон проявил чудовищную халатность и пренебрег здоровьем своего боксера, хотя мог остановить бой задолго до трагедии, а Макгирт оказался единственным человеком в углу, который призывал остановить бой своего подопечного.

Вердикт: вина отсутствует

РЕФЕРИ

Кого обвинить еще? Может рефери Кенни Шевалье? Критические стрелы летят в адрес рефери в менее трагических ситуациях. Но пересмотрите бой и найдите за 11 раундов момент, в котором у Шевалье был повод отсчитать хотя бы нокдаун, не говоря уже об остановке боя. Рефери мог бы остановить встречу, если бы случился эпизод, в котором Дадашев попал под плотную атаку соперника и не оказывал сопротивления сам. Но Максим постоянно отвечал на атаки, и остановка боя могла вызвать недовольство со стороны российского угла, как это было в недавнем поединке Артура Акавова и Деметриуса Андраде. Рефери Артур Мерканте-младший остановил бой после одиночного попадания американца в 12-м раунде, после чего рефери заподозрили в том, что он поставил на тотализаторе на досрочную победу своего соотечественника.

Пример вины рефери: Но если Мерканте все равно действовал в интересах здоровья боксера, Руби Голдштейн в 1962 году в интересах здоровья одного из боксеров не сделал ничего. Голдштейн обслуживал третий бой между Эмилем Гриффитом и Бенни Паретом. Счет в их противостоянии был 1:1, но главное, что соперники успели сильно невзлюбить друг друга. В начале 60-х, а к геям в США относились не так лояльно как сейчас, поэтому у Гриффита, который не скрывал своей ориентации, постоянно возникали конфликты, а с Паретом вовсе случилась вражда со словесным обменом в стиле противостояния Конора Макгрегора и Хабиба Нурмагомедова.

В 12-м раунде Гриффит зажал Парета к канатам и сумел потрясти. У Бенни обвисли руки, его держали только канаты. Руби Голдштейн не придал этому значения и позволил Гриффиту нанести еще десяток ударов по бессознательному сопернику, что совершенно необъяснимо, потому что у Голдштейна была внушительная боксерская карьера. Он не мог не понимать всей серьезности ситуации.

В результате Парет скончался через 10 дней после поединка из-за гематомы мозга. Подобной халатности Шевалье в своем поединке не допустил.

Вердикт: вина отсутствует

СОПЕРНИК

А что же Субриэль Матиас – соперник Максима Дадашева? Пуэрториканец не наносил запрещенных ударов. Не бил по затылку, не наносил удары ниже пояса, не включал локти в стиле Майриса Бриедиса и не «бодал» соперника как Эвандер Холифилд.

Матиас – нокаутер и все свои победы он одержал досрочно. Можно не сомневаться, что Дадашева он бил намеренно и бил сильно. Любой боксер или боец ставит задачу – нанести здоровью соперника значительный урон. Но с точно такими же намерениями дрался и Дадашев. И оба дрались, соблюдая правила.

Пример вины соперника: В 1983 году состоялся бой между Луисом Ресто и Билли Коллинсом. Десятираундовый бой завершился победой Ресто и Билли Коллинз-старший, пожав руку Ресто, обнаружил, что в его перчатках боксера отсутствует набивка. Ее вырезал тренер Ресто Панама Льюис. Они оба были осуждены и приговорены к двум с половиной годам тюрьмы. Коллинс-младший получил серьезные травмы. У него ослабло зрение, он впал в депрессию, начались проблемы с алкоголем и он совершил самоубийство.

Субриэль Матиас дрался по всей строгости правил и не был замечен в нечестной борьбе.

Вердикт: вина отсутствует

БОКСЕР

В итоге остается оценить только степень вины самого Максима Дадашева. В современном боксе большие проблемы у боксеров возникают с тем, чтобы уместиться в лимит своего веса. Возможно, у Дадашева были проблемы с этим. Длительное голодание или мучительная сгонка могла забрать много сил. А возможно проблемы были во время подготовки – у Максима были тяжелые спарринги. Это только догадки.

Зато его друг Денис Гольцов рассказал подробность, которая проливает свет на здоровье российского боксера: «У Максима был перерыв – после победного чемпионата России-2007. Возникли проблемы со здоровьем, с головой. В один момент он потерял сознание и оказался в реанимации. Но его откачали. Только пропускать удары было нельзя уже. Об этом знали только близкие. Поэтому отошел от бокса и начал работать. Жизненная ситуация вынудила его перебраться в США. Надо было зарабатывать, а что он лучше всего умел? Боксировать».

У Дадашева еще 12 лет назад были серьезные проблемы со здоровьем. Максим был в реанимации. Его предупредили, что удары по голове могут привести к летальному исходу, но об этом знали только близкие, а сам боксер понадеялся на «авось». Забота о здоровье не оказалась приоритетом Дадашева. И как в этой ситуации можно винить кого-то, кроме самого боксера?

Вердикт: вина присутствует